Вернуться Следующий Предыдущий Другая зима.

Я помню это… зима… снег… Саша. Он вышел тогда в какой фуфайке… я еще ляпнула — Хотите сегодняшний день прожить не зря? Он так… — Оксана резко замолчала, затем дыхание участилось, она смотрела в одну точку на потолке, белизна палаты резала глаза. Невольно она искала хоть в чем-то черный цвет, перила на кровати были металлические и начищенные до блеска, лампа на столе и та светло-серая, врач, санитары все в белых халатах, глаза… черные глаза доктора! Почему то он вызывал у нее доверие. Ей казалось он — все знает, он поможет! Он спасет! Но он ведь.. не Саша, он не такой умный, он не такой добрый он не такой заботливый ведь он… он .. не Саша! Саша! Саша! Саша! Она жила им сейчас, всеми усилиями она пыталась задержаться на нем.. этом чуть выше среднего роста человека с доброй улыбкой и светло-русыми волосами.
Она успокоилась, дыхание стало ослабевать, она почувствовала, что грудь устала подыматься верх-вниз о таких частых вздохов, волосы все были мокрые от пота и наверное прилипли к подушке. Глазам было легко, она никак не могла насмотреться на все окружающее ее, она столько времени была без сознания, она постоянно скользила взглядом по всему, что было в палате, а так мало было! А так хотелось увидеть больше! Если бы не этот белый цвет!
Доктор придвинул стул ближе. Оксана бросила на него взгляд. У него были мудрые глаза, морщины на лбу, волосы седые выглядывали из-под белого колпака. На голове старая оправа очков, подчеркивала его мудрость, смешная мысль мелькнула у нее в голове
— Наверное, когда придумывали первую оправу, придумали именно эту, ту, которая у доктора на носу.
Чувство юмора поддержало ее, ей стало еще немного легче.
Двое санитаров имеющих довольно внушительный вид и стоящих в стороне напряглись.
— А потом… она продолжила и санитары, и доктор как-то сразу успокоились, переглянулись, доктор махнул им — Мол, все под контролем.
Я так спешила, так хотела его увидеть… Он на стекле тогда написал
— Я так тебя ждал… Потом в Париже… мы гуляли. Какая-то мастерская художника, мы забрели случайно, там никого не было, а он… рисовал меня — она смутилась и закрыла глаза. Оксана снова молчала… с минуту.
— Наше фото в Париже, возьмите там под подушкой — указала она рукой. Доктор засунул руку под подушку и вытащил маленькое фото.
— А потом… — радостно проговорила — Саша, он был здесь. Иначе бы я не очнулась. Саша — он гений… Если бы не он.
Саша,.. Саша…, Саша! Саша!! Саша!! Саша, живи! Саша живи! Саша, живи!!! — — уже кричала она кричала так что надулись все вены на шее, она хотела встать, но тут же «очнулись» санитары и в вену встряла игла.
— Феназепам!!! – еще никогда не подводил — заключил доктор.

***
Александр поставил машину на ручник и вышел. Застегнул дубленку, вытащил сумку из машины и захлопнул дверцу. Снег скрипел под сапогами, мороз был не большой, дышалось в зимнем лесу во всю грудь. Он осмотрелся. На зеленых ветках ели — белые шапки снега, солнце играет на снегу, пробежала белка. Красота! Ноги утопали в сугробе, предчувствие того что придется помахать лопатой, как то согревало его, ему нравилось трудиться на открытом воздухе, приводить дом в порядок, перед новым годом возникало ощущение, что делаешь это с глубинным смыслом. Грела мысль о диссертации, здесь в загородном доме, единственное место, где можно над ней поработать. Городская суета, звонки, друзья по кафедре, здесь ничего этого нет. Зима, ель во дворе вся в снегу, сугробы по колено, тишина и красота! Две машины в месяц да почтальон Гриша который обычно не «просыхает» и бросает почту всегда через забор.
Ах, как редко он тут бывает! Все чаще летом, проездом. (Дом находится очень удобно между его работой и квартирой и можно заскочить перекусить, накормить собаку, а дальше лекции операции, диссертации, по выходным пиво с друзьями).
«Все как-то расписано» — часто думал он. Отворил калитку и вошел внутрь. Овчарка по кличке «Цыган» прибежала к хозяину и положила ему лапы на грудь, пытаясь, дотянутся, чтоб облизать лицо. Саша присел. Цыган, виляя хвостом, облизал ему лицо небритую щетину, нос, отчего, всегда было так щекотно. Он пожмурился и обнял пса.
— А что я принес? — стал он говорить с ним и достал из сумки сверток с сосисками. Сосиски — это было очень вкусно! Саше казалось что «Цыган» понимает это и всегда смотрит на него с такой благодарностью! .. «Может и правда понимает» — думал он.
— Держи — бросил он несколько и направился к дому, обтрусил на деревянных ступенях ноги и повернул ключ в замке двери. Вошел.
Пылью все покрылось. Мраморный камин, на который он так долго откладывал, с боку сложенные дрова, слева книжный шкаф, стол, чайник, на стене висела панель ТВ, напротив стул и чуть подальше в углу диван. Он снял дубленку и стал располагаться, растопил камин, кинул пару дров и подождал пока огонь не займется ими. Клацнул чайником и сел за стол, положив рядом папку с диссертацией. Он увлекся видом из окна. Так было красиво и спокойно, собственно он за этим сюда и приехал. Ему часто думалось — Может остаться тут жить?
Чайник закипел и он, было, направился снимать его, как раздался лай собаки, он подошел к окну и увидел как «Цыган» радостно лает и бегает по двору взад-вперед, виляя своим немецким хвостом. Это означало одно — у них гости.
— Кто это мог быть? — Саша накинул на себя дежурную куртку и вышел.
— Сейчас мой хороший, сейчас мой сладкий, кто-то к нам в гости просится — говорил он спускаясь по ступенькам. Саша подошел к калитке, открыл. Перед ним стояла девушка в белой водолазке. Меховом полушубке. Стояла и мялась с ноги на ногу. Под ее ногами поскрипывал снег. Она была без шапки, ее каштановые волосы были завиты. Девушка была обладательницей красивых карих глаз, тонкий аккуратный носик, лицо от мороза покрыл румянец и добрая улыбка, которую она сразу подарила хозяину дома вероятно, чтоб вызвать расположение.
— Мужчина, хотите сегодняшний день прожить не зря? — сказала она.
Ему понравилось — ни «здрасьти» ни «до свидания» а сразу к делу… Он решил подыграть и твердо ответил
— Хочу!
— Слава Богу, спасибо большое, а то мне все отказывают! — стала говорить взахлеб незнакомка — Я тут с машиной… — оживленно произнесла она. Саша перевел взгляд на тойоту РАФ 4, стоящую в стороне. С капота валил дым.
— Побудьте здесь — после паузы сказал он и ушел. Вернулся с инструментами и стал смотреть машину.
Незнакомка стояла в сторонке и пристально за ним наблюдала.
— Ой, так люблю смотреть, как мужчины разбираются в машинах, со стороны понимаешь, что вы делает там что-то такое важное. Вы как хирург.
Голосок ее был звонкий, ее было приятно слушать.
Он улыбнулся — и добавил тихо
— Я хирург.
— Ой — произнесла она и засмущалась.
— Да, но я не чиню машины просто так…
— Любые деньги — недослушала незнакомка — Мне так надо на работу!
— Какие деньги с таким курсом?!
Девушка напряглась
— Если вы мне скажете, как вас зовут, и выпьете со мной чашку кофе — Мы в расчете! — окончательно сразил ее Саша.
— Ой, я … — ей понравилось, что он ее в чем-то разыграл… Оксана — сказала она и подарила ему свою лучезарную улыбку.
— Я, Саша. Оксан, вы перегрелись, я сделал что нужно, сейчас машина остынет, а мы кофе попьем, я вас приглашаю — он заулыбался.
— Ой, а у Вас собака есть?
— А как же?
— Я никуда не пойду! Я собак боюсь! — ответ прозвучал так строго, она попятилась назад. Это выглядело очень забавно.
Он усмехнулся
— Оксан, моего «Цыгана» еще никто не боялся, пойдемте — и протянул ей руку. Ему было приятно прикосновение. Ладонь ее была холодная, но… столь нежная, он… не ожидал, давно уже так не волновался от прикосновения к женщине.
— Он только ментов не любит. Я отбил его у мента, тот собирался его застрелить, бухой шел в новый год, собака лаяла, они ж не терпят алкашей. Тот достал пистолет со словами
— За нападение на сотрудника милиции.
Я вступился. И «Цыган» мой.
— Ой, Вы так рассказываете. Она смело шагнула за ним внутрь двора.
Пес подошел и лег перед ней, свою мордочку положив ей на сапог.
— Это в знак почтения — пояснил Саша — женщин любит безумно, просто дуреет от них. Оксана растаяла. Даже сделала для себя невероятные вещи, наклонилась и погладила пса. «Цыган» и ей облизал все лицо, довольного женского визга наслушались оба и пес и Саша. Затем вошли в дом.
— Как, у вас уютно! Саша, вы художник!
— Хирург — ответил он, вспомнив, что еще недавно его сравнили с хирургом, но комплимент был приятен, он и правда все обустраивал так, что было тепло и уютно и не думалось ни о чем. — В чем-то вы правы. Я немного рисую.
— Вообще! — восторженно с «круглыми» глазами она осмотрелась.
— Прошу — Саша предложил присесть — Я сварю кофе, выпьем, и остынет ваша машина.
— Вы, знаете, я здесь редко бываю. А сейчас еду к подруге, она купила здесь квартиру, заскочу, правда, еще на работу.
— Хм, — а я здесь часто. По работе мотаюсь и тут удобно заехал на кофе попил и поехал дальше. А в этот раз буду отмечать здесь Новый год.
— Сами?
— Не знаю, наверное… ну почему сам? – поправил он себя — «Цыган» со мной.
Она улыбнулась.
— А я не решила где буду встречать и с кем..
— Встретим — Саша налил первую чашку кофе — все пройдет как всегда. Мы чего-то ждем, думаем что Новый год — перемены, а на самом деле, пока ты ничего не сделаешь, ничего не будет. Хотя мне всегда так приятно смотреть как народ оживает перед Новым годом. Все стараются отдохнуть.
— Даа, — протянула она — есть такое.
— А кем работаете вы? — спросил он после паузы.
— Ой, у меня все стандартно. Я — менеджер.
— Ну, бросьте хороший менеджер редкость.
Дальше беседа завязалась. Глаза горели у обоих, они поговорили казалось обо всем о чем только можно. Потом как то неожиданно замолчали, причем оба и сразу стали смотреть друг другу в глаза.
— Готова ваша машина. Пойдемте, попробуем.
— Пойдемте — они вышли, Саша накинул свою дежурную фуфайку. «Цыган» проводил их до ворот и почему то заскулил у самой калитки.
— Он чувствует, что вы уезжаете — сказал Саша, глядя на пса.
— Да? — Оксана удивилась, присела на корточки и погладила собаку.
Машина и правда была готова, Оксана сразу завела двигатель. Они немного мялись, глядя друг на друга, потом Саша вытащил ключи
— Возьмите, нет правда, это ключи от дачи. Будете проезжать мимо, заскочите на кофе, где что стоит вы в курсе.
— Саш, нет — она попятилась назад — неудобно. Предложение ей понравилось и сразило ее одновременно.
— Возьмите — он не спускал с нее глаз — ну что вы здесь может взять? Пару мужских трусов?
Она улыбнулась
Саша… Положил ей ключи в ладонь, коснулся ее щеки губами и ушел. Она стояла и провожала его взглядом до калитки.

Прошло три месяца.

Он иногда заезжал туда, видел ее подарок «Это вам к чаю» — коробка шоколадных конфет. Записка
— «Саша, не оставляйте мне конфеты с коньяком, я съела все коробку и уснула у вас на столе, хорошо хоть «Цыган» разбудил…. Саша, спасибо отдохнула хоть, устала как… не буду писать этого слова.»
«Саш, оставляю тебе пачку Илли. А ты какое пьешь кофе? Это классное»
Он заметил, что стал часто заезжать на дачу, чтоб увидеть ее или хотя-бы смешную записку, а потом… она пропала. Они так и не поменялись координатами, он долго искал ее в соцсетях — Оксана, где в возрасте 30 – 32 …!!! Это было нереально! Он тонул в море, предлагаемом поисковиком Оксан.
Зима стала сдавать свои права. Последняя глава диссертации была готова. Оставалось все подписать, и можно было передохнуть.
— От всего устаешь даже от своей любимой медицины — часто любил повторять Саша. Он переключился на практику. Часто брался за неизлечимые случаи, риск в операции был велик, и можно было «получить по шапке», но он справлялся. В институте пошла молва
— Покровский гений. Это просто нереально!
Он впитывал. Впитывал весь опыт, фиксируя каждую мелкую послеоперационную деталь, внезапный рост температуры, отторжение ткани, скачек давления. Впитывал, делал пометки часто где-то на салфетках в буфете, иногда на халатах сотрудников. Бывало встанет по среди коридора и стоит, чего стоит? Все идут, бегают из кабинета в кабинет, поначалу кричали
— Саш, ты что?
А потом как-то поняли, что его лучше не трогать. Талантливые люди все немного с придурью.
В апреле его ждал очередной доклад, он должен был ехать в Париж, он заглянул на работу, желая все еще раз перепроверить и забрать документы с собой.
— Петь, привет — поздоровался Саша, войдя в кабинет. Друг Петр сидел и внимательно читал какой-то журнал. На столе набросаны папки. Чашка, окончательно испачканная в капучино, ложка, лежащая среди черновиков.
«Вполне рабочая обстановка у друга» — подумал Саша.
— Ты вносишься как ураган, ты можешь войти спокойно — сказал тот, не поднимая глаз — Привет.
— Не знаю, Петь. Все куда-то бегу, все куда-то еду. — Саша прошел к своему столу и скинул пальто.
— Давай кофейку попьем — предложил он, — не капучино ж тебе предлагать.
— Та, ладно, доставать друга — понял он подколку — Это ж ты чистоплюй…. Давай кофейку.
— Он встал и откинул журнал в сторону — Запарился я!
Саша, клацнул кофе-машину и отошел к окну.
— Весна, Петь, все расцветает, люблю весну… чего-то ты знаешь, когда снилась Наташа, всегда снился ее район, и такой мелкий дождь весной — он взглянул на друга.
— Наташ, Светы, Вали… когда у тебя все это закончится и спал из них… только с Валей.
— Романтика! Дубина все опошлил — шутя воскликнул Саша.
— Давай свою чашку я тебе кофе налью — предложил Петр. Он устроился за свой стол, Саша присел на подоконник и они молча пили кофе.
— Куда, сейчас летишь? — прервал паузу Петр.
— В Рим в начале. Там пару мест, потом от туда в Париж, я заявлен, надо сгонять.
— Да, Покровский, Париж сейчас город любви, а еще арабов, негров и грязи на улицах
— Мы защищаемся вместе? — Саша приостановил шутливую беседу.
— Да, вместе. А чего ты…?
— Так, мысли вслух. — Саша задумался.
— Саня. Ты гений ты Покровский, ты через пять минут… вот кофе допьем, и будешь светило!..
— Петь… ты знаешь я этого не люблю.. да, я чего вспомнил вопрос у меня был по диссертации, к тебе, причем… ладно давай по приезду.
— Ок.
— А чего ты такой спокойный вот ты все сделал!? — поинтересовался Саша.
— Да! – Петр был удивлен реакцией друга. – А.. как твоя знакомая?
Саша замолчал, потом тихонько сказал —
— Она пропала – и сделал грустную гримасу.
Петя задал неожиданный вопрос
— Ты сейчас жаришь кого-нибудь?
— Картошку — удивился Саша
— Гм, гм. Сань, я не о том..
— Тьфу ты! — Саша понял, о чем его спрашивают — Петя, ну не могу я спать без любви.. да не в этом дело, нужны отношения.. Я хожу по спа салоном я по бабам не бегаю…
— Чего так понравилась? — видя, насколько стал грустнее друг, поинтересовался Петр. Он знал, что Саша влюбчив, и каждый раз сильно переживает. Он, было, пытался как-то отвадить друга, как-то сказал
— Покровский у тебя умение вляпаться в возвышенные романтические отношения.
Но уговоры были бессмысленны. Саша всегда говорил одно и тоже
— Я так устроен и надо плясать от того какой ты есть… Я с ней как-то..
— Чувствуешь себя, как мужик и ощущение что делаешь что-то важное? — спросил Петр
— Да! Абсолютно, а откуда ты знаешь?
— Саня… не смеши меня, я ж тоже человек!
— Я просто поражен такому совпадению.
— Искал ее?
— Ой, Петь, одноклассники, вконтакте, фейсбук.. ее нигде нет. Она мне говорила, что нет ее там, что ей неудобно и времени нет.
— Молодец баба, есть чем заняться человеку, тебе ж там тоже нет.
— Петя.. — Саша махнул рукой — Когда там сидеть?!
— То, да.. И чего будешь делать? Ждать свою Оксанку.
— Не знаю — Саша, опять отвернулся к окну. Они снова немного помолчали, Затем Саша сказал
— Петь никому не рассказывал, ты у меня самый главный хранитель моих тайн, ты просто меня поймешь. Мне кажется, я иногда вмешиваюсь в дела провидения. Это сложно объяснить. Вот все эти блестящие операции, я за! — он разволновался и стал жестикулировать, но.. мне кажется.. иногда не всегда… что эти люди должны были умереть, а я вернул их к жизни, понимаешь это… я не могу сказать не правильно…
— Прерывает нормальный ход вещей — Ты это хотел сказать?
— Ага… мне иногда не по себе, после операций я как-то как в прострации что ли что-то чувствую, но не пойму что это, ой а может и не пойму никогда… ладно… хрен с ним — отмахнулся Саша
— Вот, смирись и начинай бухать!
Саша расхохотался,
— Вот за что я тебя люблю дружище. Так за понимание и за умение всегда что-то ляпнуть во время.
Затем допил кофе, собрал нужные бумаги и попрощался с другом.

***
— Оксан, ну и.. что ты думаешь? — спросила Рита, пристально глядя на подругу.
— В смысле? ..съезжу во Францию отдохну, развеюсь подруга! А что?
— Да я не о том Ксюш, — Рита сделал глоток кофе — Слава долго ждать не будет.
— А ты об этом — ее взгляд изменился. Было заметно, что вопрос ей явно не по душе. Она сделала паузу, глядя в чашку с американо, и загрустила совсем.
— Ну, чего ты? — спросила Рита.
Рита была классной подругой, дружили они еще с института, вместе делили мальчиков, потом Ритка первая выскочила замуж, потом развелась и недели три проревела у Оксаны на груди, потом снова выскочила замуж, причем именно выскочила, и сейчас в очередной раз счастливая, как никогда пыталась покончить с незамужней жизнью подруги, они случайно встретились здесь на вокзале — одна ехала с командировки вторая в отпуск. Зашли в кафе, место выбрали хорошее, оно располагалось чуть поодаль от центральной части вокзала, и вся суета осталась в стороне. До поезда Оксаны было еще время. Можно было посидеть в тишине и спокойно поговорить.
— Ритуль, котенок, Слава хороший мальчик, но не мой. Я ничего не чувствую когда он рядом.
— А может бросить эти рассуждения, ну чего ты ждешь? Своего Сашеньку?
— Рит! — нотки в голосе лучшей подруге не понравились. — Я потеряла ключ от его загородного дома … — проговорила Оксана.
— Ну, не можешь найти где живет. Понятно. Вы нормальные люди не сидите в соцсетях, ты знаешь, сколько я времени как дура, там провожу, и ведь знаю, что херней страдаю.. но страдаю.
— Я ведь даже его фамилии не знаю, так как-то все — Оксана развела руками и откинулась в кресле.
— Выше нос, подруга и сопли пузырями!
Оксана весьма сдержанно улыбнулась.
— Хочешь ждать жди, как говорит моя знакомая западенка — Кожен сам складає свое життя.
— Чего? – она поежилась — Каждый сам складывает свою жизнь — проговорила она, сообразив как переводится.
Та взяла салфетку, вытерла губы и кивнула.
— Рит, ты знаешь он такой… — мечтательно продолжила Оксана — Я такого себе всю жизнь хотела
— Да, я знаю — не дала договорить подруга, увидев как заблестели у Оксаны глаза.
— Ты не понимаешь! — парировала Оксана.
— Ну, конечно! Куда уж мне? Я ж не влюблялась! — сыронизировала подруга.
— Я подожду его, а зимой если что не так, то выйду за Славика, потому что.. надо что-то решать.
— Вот! — заключила подруга — на сим можно и попрощаться.
Они попросили счет. Допили кофе и еще стояли минут пять болтали у выхода на перрон. Рита закурила сигарету. Затем попрощались. Оксана взяла свой багаж и поднялась по ступенькам на платформу. Беседа оставила странное впечатление, вроде и подняла настроение, а вроде и нет.
«Ритка — она вообще баба умная» — крутилось у нее в голове. У входа на перрон Оксана пропустила семью французов мама папа и дочь, ей годика четыре, симпатичная девчушка в белом платьице с кружевами, волосики вьются.
— Будет наверное красивая француженка. Мама с папой без ума от нее. Держит обоих за ручки.. Мама, судя по всему была раньше моделью, она обернулась на слова дочери и Оксана отметила столь выразительные черты лица женщины, крупные губы, высокий рост, стройную фигуру и плюс плотное телосложение. Она долго смотрела им в след. Больше на девочку. Ей нравился такой возраст ребенка, они такие маленькие, но уже что-то говорят, в чем-то разбираются, как им кажется самим.
На перроне было немноголюдно, грузный мужчина в жилетке и рубашке в клетку сидел, листал «Le Monde» недовольно строив одну гримасу за другой, и постоянно шевелил при этом усами. Молодой человек, посматривавший на часы вероятно, встречал девушку, он ходил по перрону взад-вперед, в руке держал букет роз, было еще несколько одиноких прохожих, будущих пассажиров и мужчина в телесного цвета свитере, голубых джинсах и с сумкой, которая стояла на скамейке. Солнце скоро будет в зените.
Парень в телесного цвета свитере скорее прав что так оделся — подумала Оксана расстегивая пуговицы на плаще она присела на лавочку. До прибытия оставалось еще 5–7 мин. Оксана уже обсмотрела всех пассажиров с ног до головы, маленькая девочка француженка подошла и сказала пару слов, она закивала
— Мол, не понимаю, та засмущалась и вернулась к родителям, она, вероятно, устала и прилегла к ним на ручки, закрыв глазки. Оксана почувствовала, как к ней кто-то подходит.. она подняла глаза,… стоял… Саша! В телесного цвета свитере и в голубых джинсах!
— Вы кофе не хотите? — проговорил он весь сияющий от того что встретил.
— Саша!!!
— Оксанка! Привет! — он весь сиял — Ты.. — он что-то хотел добавить.
— Я.. я потеряла ключи от твоего дома — она улыбнулась.
— Я… я все таки тебя встретил, ты.. Ты заезжай я испугался, что что-то случилось.
— Все нормально Саш. Я бывало подъеду, жду тебя… оставляла записку, видно сносило ветром. Там в заборе.. Ох, как мы..
— Кофе будешь? — переспросил он.
— Саша. Я не успею сейчас мой поезд. Саша, мой номер..
Она не смога договорить их внимание перебил крик француженки, дочь упала без сознания.
— Девочке плохо! Помогите! Есть доктор?! — кричала, что есть силы бедная женщина. Вдали показался поезд.
Отец ее растерялся он стоял и ничего не делал, на лице застыл испуг, он повторял только одно ее имя
— Лора. Лора. Лора — и каждый раз он говорил все тиши и тише. Прохожие расступились, кто-то звал доктора, кто-то стоял, раскрыв рот, кто-то рыскал у себя по сумке, желая что-то найти толи таблетки толи бутылку с водой.
— Е.. мать! — С криком Саша бросился к ней. Он поднял ребенка и уложил на лавку.
— Я доктор. Что с ней? — спросил он по-французски.
— Она инсулиновая — проговорила мать, а у нас ничего нет, так как наш папа..! – она взглянула на мужа — Все забыл дома!.. Тот стоял и постоянно повторял имя дочери.
Саша, расстегнул портфель и достал оттуда ампулу с инсулином, он вскрыл ее и заправил шприц.
— Откуда, доктор? — умоляла ответить мать. Увидев нужно лекарство, оживился и отец, от страха он весь побледнел, глаза налились кровью.
— Я доктор у меня должно быть все что угодно!... Ну-ка отошли все отсюда на хрен!... На пол шага… потом он тише добавил — хотя бы.
Он сделал укол, и маленькое создание стало оживать, открывать глазки, лобик ее покрылся потом. Она заморгала глазками. Прохожие зааплодировали. Кто-то шепнул — Это же Покровский. Знаменитый Покровский.
— Вода — протянула незнакомая женщина. Саша взял и забегал глазами по прохожим… Оксаны не было.
Он стал поить ребенка водой, та пила как воробушек. Понемногу все стали расходится, Саша остался один он вздохнул сел на лавку..
— Вам просили передать — к нему подошел молодой парень – Девушка, вы к ней подходили. Саша, взял записку и развернул
«Саша, мой хороший, я очень рада, что увидела тебя снова это так нереально и фантастично, ну какая вероятность, что мы встретимся здесь? Я буду назад лететь самолетом, в этом городе один аэропорт))) Я и не знала, что ты знаменитый Покровский. Встретимся в аэропорту. Прости, мне надо было ехать, а то денег впритык».
Он положил записку в карман брюк и облокотился об спинку лавки. Заулыбался.
Значить встречу, — промелькнуло в голове.
— Мистер — кто-то подошел к нему снова.
Саша, обернулся, пред ним стоял папа девочки.
— Да.
— Спасибо от меня и супруги, я, наверное, не очень хороший отец..
— Да, бросьте я же есть — и с этими словами предложил ему присесть.
— Если бы не вы Лора.. — он присел.. Лора так сложно рождалась — он вздохнул уже немолодой мужчина лет 45, черные кучерявые волосы с проседью, больше выразительные глаза он расстегнул пуговицу на костюме и взглянул на Сашу
— Она очень любит зиму.. Следующей зимы она не увидит.
— Увидит! — Саша сказал в чем-то даже жестко и категорично.
Мужчина вздрогнул, он было хотел рассказать трогательную историю, но почему-то после вселенной в него надежды, он передумал… Я так растерялся если бы не вы..
Саша похлопал его по плечу.
— Простите как Вас?
— Француа.
— Француа, все хорошо, вам не о чем беспокоится. Она еще поживет.
Такой вердикт немного напугал еще и самого Сашу, даже как-то неожиданно для себя он впервые сделал подобный прогноз.
— Вы не против, если дочь вам лично скажет спасибо?
Папа повернулся в сторону и кивнул. Ребенок, стоявший рядом с мамой чуть поодаль, радостно побежал на встречу.
Это было ангельское создание. Русые волосы… она почему-то напомнила Саше, русскую девочку, голубые, как небо глаза, молочные щечки, красивый маленький носик. Что его удивило – она проговорила по-русски
— Спасибо — и обняла — Саша.
Тот совсем растаял и тоже поцеловал ее
— Мой ангелочек, иди всего тебе хорошего…проговорил он по-французски.
Она еще какое-то время смотрела на Сашу, подарила ему свой рисунок и взяла папу под руку.
Саша остался один он успокоился после такой встряски и, дождавшись своего поезда, сел.

***
— Я здесь в аэропорту, я ее хочу встретить! — держал Саша мобильник у уха и пытался еще и продвигаться к своему месту посадки на рейс, то пропуская пассажиров, то пытаясь протолкнутся среди них. Время отпусков — время мамочек с детьми, влюбленных пар, одиноких пассажиров было море, казалось только ими и был заполнен аэропорт, хотя еще и туристы, отдыхающие в Европе. Шум стоял..как в аэропорту.
— Покровский. Ты ненормальный, какие женщины? Ты.. погоди у тебя все нормально? Ты прочитал все? Они не будут звонить? — спрашивал Петр.
— Петь, все «чики-пуки», как полагается по контракту абсолютно все лекции и я теперь, кстати, стал звездой Итальянского ТВ обо мне показали в программе новостей — 13 секунд.
— Это сильно много, учитывая, что наука сейчас не новость, а новость кто кого трахнул кто кого не трахнул из звезд и почему… был бы ты хотя бы гомосек — друг шутил.
— Петя… иди в баню!
— Ладно, раз все хорошо и ты довольный как слон, я за тебя рад… Сергею Анатольевичу скажу, что все ок, Покровский все сделал!... Давай, приятной тебе встречи..
Саша, кинул трубку в карман плаща и поспешил дальше. Пройдя таможенное оформление, он зашел в нужный зал. Ее не было, полным полно пассажиров, а ее нет, он обошел казалось каждого, кто хоть немного на нее похож.
Он долго прождал, постоянно высматривая ее то с одного выхода то с другого, но.. больше ждать уже было некуда, он подошел к окну и на запотевшем стекле написал
— Я так тебя ждал.
Недовольный поплелся к своему выходу на посадку. Там он снова остановился и решил ее набрать.
«Абонент не доступен или..» Он набирал уже, наверное, раз в пятидесятый. Недовольный он снова бросил мобильник в карман плаща, ушел с прохода, дав остальным пассажирам отправится на рейс и задумался что же делать?
«В конце концов надо лететь — пронеслось у него в голове. Ее нет. Как я это не люблю! Ладно, выясним позже» — с огромной скоростью пронеслись мысли в голове.
Он поднял свой багаж и направился на посадку и достал билеты на рейс.
Летел он неспокойно, все пытался уснуть, забыться, но никак, мозги постоянно выстраивали версии – где она. Толи опоздал поезд, но здесь в Европе это нонсенс, может у нее закончились деньги? Или не приведи Господи с ней что случилось! Заснуть у него так и не получилось. Он уставился в иллюминатор, вспоминая, то какие-то приколы с доклада, то диссертацию, то друга Петю. Так полет прошел незаметно.
Приземлившись в аэропорту, он взял такси и направился в отель, где был забронированный номер. Приведя себя в порядок и устроившись в номере, он решил пройтись. Не зная почему ему стало легче, инфа вроде и тревожная, но какое-то ощущение того что все хорошо или все будет хорошо его не покидало. Странное ощущение, толи влияла атмосфера, толи Париж был настолько приятным местом, но он был спокоен! Легкий майский ветерок гулял по волосам, прохожие никуда не спешили. Вскоре на город стал опускаться вечер, очертаний старинных замков стали столь красивы, таинственны, что невольно понимаешь – ты попал в сказку. Цены в кафе в центре города его быстро вернули на место — он зашел в маленький ресторанчик, тот стоял у проезжей части, оформлен был красиво и было уютно. Он заказал что-то из местной кухни и после ужина решил продолжить прогулку. Нагулявшись, он пришел в номер поздно и тут же завалился спать.
Утром он проснулся с таким ощущением что ничего и не было.
«Странно — думал он — мистика какая-то. Что со мной?
Вроде бы не ясно, что с Оксаной, но какая тут Оксана. Когда так хорошо! Он был сражен таким воодушевлением, перепады настроения поражали!
Он подошел к окну, раскрыл шторы, и утро вошло в дом. Послышались шаги прохожих куда-то спешащих, проехал трамвай, двое парижан уже довольно пожилого возраста о чем-то беседовали. Так было мило на них смотреть.
Наверное пара, — думал Саша, она так о нем заботится… Он решил вернуться к своим делам собрался и вскоре уже был на месте. Народу было видимо, невидимо. И все пришли к нему! Саша понимал, что он парень не без способностей, ну чтоб так! Это очень льстило! Он еле протолкнулся к сцене. Кто-то успел ему сказать
— Куда ты прешься? Тут Покровский читает.
Саша смутился.
Доклад прошел на «ура». Он уже заканчивал читать, шли стандартные фразы, он отточил их настолько давно, что позволял себе думать о чем-то другом.
— Где мне ее искать? Что с ней?
Утреннее спокойствие куда-то пропало. Саша на минуту замолчал. Все притихли и уставились на него. Тут произошло то, что никто не ожидал
— Не ищите среди живых ищите среди мертвых! — раздался голос из зала.
— Что??? Кто это сказал??? — крикнул он и оглянулся на аудиторию.
Все обернулись на последний ряд. На последнем ряду никого не было, лежала лишь тетрадь. Конспект. Александр попросил что- бы ему ее передали. Так и сделали, он бросил ее на стол и продолжил лекцию.
Владелец конспекта был некий Фрацуа Дюпон. После доклада Саша открыл конспект, ничего примечательного не было кроме одного — на последней странице время отправления поезда на котором ехала Оксана!
«Все это надо было бы перепроверить, — подумал он — и я это сделаю, но, похоже, что я прав. Хотя в чем?» Он сунул конспект к себе в сумку и направился на фуршет, его устраивал мединститут и было бы невежливо по отношению к устроителям не показаться на нем. Мысли все крутились в голове, он из вежливости кивал коллегам, поддерживал беседу, дал согласие на новое интервью прессе и все время думал о том, что вот еще полчасика и я поеду в полицию.
Так. Он и сделал. Пришлось немало проехать на машине, но, по крайней мере, он мог успокоить мысли и получить ответы на вопросы или постараться их получить. В полицейском участке его выслушали, и дали возможность пообщаться с инспектором. Это был мужчина средних лет в фуражке, глубоко надвинутой на глаза и крепкими сильными мышцами, которыми он невольно играл
— Сер, вам нужно обратиться в справочную…об аварии. Господи.. вы не знаете фамилию.. – размышлял в слух инспектор. Он открыл папку, в ней были листы с фамилиями пострадавших, он пробежался глазами — такой там нет»… в списке живых…
— А в списке погибших? — серьезным тоном спросил Саша. Вспомнив фразу, брошенную на лекции этим Дюпоном.
— В списке мертвых ее тоже нет, точнее нет никого с именем Оксана. Выжил вообще один человек..
— Скажите, а Француа Дюпон..?
— А, это? — не дал договорить теперь лейтенант — это наша еще одна странность он буквально испарился, так же как и ваша знакомая.
— Я видел его у себя на лекции.
— Как так? — лейтенант удивился и снял фуражку. Он был лысоват, глаза стали смотреть на него выразительно
— Какая-то загадка — сказал он после паузы. – Может не он?
— Может не он — и Саша рассказал, как все было на самом деле.
— Шутник какой-то. Прям мистика. Он снова задумался, — но, тем не менее, мне вам больше нечего добавить сэр.
— Хорошо — задумчиво произнес Саша и вышел. Он поплелся к своей машине.
Зачем ехал? Чего спешил? Ничего не узнал. Странная история — подумал он.
Но его, тем не менее, не покидало ощущение, что у нее все в порядке.. а это важно!
Он вернулся назад на фуршет. По дороге он развеялся немного, погода стояла хорошая, женщины во Франции красивые, ехать было одно удовольствие дороги не такие, как в России, хотя у нас сейчас что-то строится. Такой перепад с настроением насторожил его, вообще было ощущение нереальности происходящего. На фуршет он вернулся с ощущением того что ничего и не было. Алкоголь с французами творит чудеса, не меньшие чем с нами русскими, как то подметил Саша. На фуршете, он познакомился с новым другом – Андре. Это был худощавый парень высокого роста с длинными руками. Саша вспомнил стих Михалкова про дядю Степу.
По окончании он понял, что ему надо проводить Андре домой, ну, или хотя бы до такси, новый друг оказался в сильном подпитии.
— Алекс, ты гений, — постоянно повторял Андре. Он обнял Сашу и казалось, скоро на нем повиснет совсем. Андре знал много забегаловок, в одну из них они и направлялись так как выпитого на фуршете казалось мало.
— Андре.. — Саша хотел послабить руку нового знакомого.
— Ты гений Саша, по-русски?..Да?
— Да — Саша кивнул.
— Может девочку?
— Ты знаешь я эти вещи за бабки не понимаю, надо чтоб тебя любили .
— Как так? — удивился француз, глядя на него пьяными глазами — Любили? Вы это еще помните, а тут в Европе что практично то и выгодно. — Андре совсем загрустил. Он слабо держался на ногах.
— Подумают, что мы пара, не боишься? — пьяненьким голосом проговорил Андре.
— Н-да, быть гомосеком не хотелось бы, но и тебя бросать.. тоже.
— Что такое гомосек?
— Педик, ну.. — Саша вспоминал, как это будет по-французски.
— А, я понял.
Забегаловка оказалась рядом. Они вошли
Саша усадил друга за столик и позвал официанта.
— Месье, мой друг немного перебрал. Вы не могли бы ему заказать такси? Я все оплачу.
— Ок — официант кивнул и вскоре Саша уже смог избавиться от нового французского друга. Саша заказал еще еспрессо, завтра был выходной и спать не хотелось. И достал из кармана тетрадь этого юноши Дюпона. Никаких иных сюрпризов он не ожидал увидеть, но на последней странице был еще и телефон, и подпись — Оксана!
Дрожь пробежала по его телу, недовольно он откинулся в кресле и задумался звонить или нет. Этого номера он не знал. Может и другая Оксана, но в такие совпадения он не верил! Страх окутал его. Он резко потянулся к телефону и набрал номер. Последовали длинные гудки, а потом над ухом раздалось
— Саш?
— !!!!
Он обернулся… перед ним … стояла она Оксана! В это было невероятно поверить как???
— Оксанка! — он встал со стула.
— Саша! Не пугайся, все хорошо! – она обняла его и поцеловала. Он стоял и не мог пошевелиться.
— Ты что! — наконец то произнес он — Так меня пугать???!!!
Она была восхитительна! Легкое обтягивающее платье телесного цвета, разрез на груди, высокие каблуки, завитые волосы, губы алого цвета, глаза ее горели — она была очень рада встрече.
— Официант — позвал Саша — Два по 50 самого дорого коньяка.
— О! вот это по-нашему! — вступила в беседу Оксана — Может сразу стольничек? — сказа она
Саша рассмеялся.
— Как ты?? Что было??
— Саша, как еще можно произнести имя Оксана? — сказала она с улыбкой, а в голосе чувствовалась ирония.
— Ксения — уверено и удивленно произнес он.
— А в полиции ты так не мог спросить? — иронично спросила она.
Я в списке живых. Ксения Белова.
Он закрыл лицо руками, как я испугался.
— Слушай, а кто такой Дюпон?
— Понятия не имею — она поморщилась…
Он рассказал все о нем, она удивилась таким фактам, но
— Я очень рада встрече. Я не хочу с тобой расставаться. Я тебя в жизни видела пару раз ты стал так дорог, а здесь Париж, можно побыть вместе… Не хочу я думать не о каком Дюпоне… Дюроне как его там?
— Я уже и не помню — поддержал ее Саша.
После кафе, они долго гуляли маленькими улочками. Зашли на выставки малоизвестных художников, Саша сказал, что он тоже рисует и обещал по возвращению, показать свои картины, а потом смотрели на ночной Париж с Эйфелевой башни.
— Мне конфеты твои нравились — сказала она пристально глядя на него. Они остановились на мостике, облокотились и стали любоваться вечерними красотами города. Дул летний ветерок, — Я не думала, что так удачно поломала свою машину.
— Ты тогда меня так сразила — продолжил уже Саша — Мужчина, хотите сегодняшний день прожить не зря?
Они оба улыбнулись.
— Я так часто вспоминал тот день. Ты… когда встречаешь свое, это настолько явно, так очевидно, что …особо-то и не помнишь ничего. Я помню каждый твой взгляд, каждую улыбку, у меня ничего кроме этого не было… а еще кофе — Саша улыбнулся.
— Кофе… да — воспоминания стали приятны и ей. Я тогда.. ты знаешь, почувствовала тоже самое… Я ведь .. я тебя ждала.
— Молодой человек хочет сделать фото? — кто-то спросил. Они обернулись. Перед ними стоял старый фотограф, аппарат был, наверное, его ровесник, но то, как он улыбнулся, вызвало такое доверие к нему. И в этот вечер все казалось правдой. Не было ничего лишнего. Они согласись. Встали у мостика, позади был вечерний Париж. Фотограф сделал свое дело и незаметно исчез, не взяв даже деньги. Откуда-то донеслось – вы такая прекрасная пара! Они удивились и посмеялись .
— Надо будет сделать, копию. Я возьму себе.
— Слушай, а что там? — спросила Оксана.
— Где? — спросил он.
— Вон там смотри на чердаке горит свет, там разве кто-то живет?
Напротив них был дом. На чердаке которого горел свет, окна были открыты, на летней веранде стоял стол, но не было никого.
— Откуда ж я знаю?
— Пошли туда там еще выше и — она указала на лестницу.
В эти мгновения все было так искренне и настолько правильно, каждый жест каждый взгляд, казалось будто ничего в мире больше не существует, он она и маленькая квартира на чердаке специально уготовленная для них.
— Никого там нет, вот увидишь! — настаивала она и так просила туда пойти.
Приключений хотелось обоим, да даже не приключений, хотелось делать то, что делаешь. И забыть обо всем.
— А пошли!
Они спустились вниз, и вскоре лифт уже поднимал их к этой маленькой квартире соседнего дома. На чердаке, где горел свет, стояли столики на крыше и почему-то они знали, что там не будет никого.
Дверь оказалась открытой.
— Гм, — она так завелась ей, так понравилась собственная идея, так хотелось приключений, она кивнула
— Пойдем?
— Вот ты!, — он ее отодвинул и сам подошел к двери??? — Я первый, мало ли что.
Рамки в коридоре, две банки с краской, разбросаны старые газеты на полу, необычный запах, будто запах сказки. Стояло кругом много флаконов с разными красками. Красителями оттенками, в углу были рулоны ватмана, у стены старый диван, похоже окончательно испачканный в краске, журнальный столик, пепельница на нем, пустая чашка из которой вероятно пили кофе. Они сделали еще пару шагов.
— Саш! Это мастерская художника, горит свет и никого нет!
— Вот сейчас он вернется и нам влетит.
Он подошла нежно поцеловала
— Забудь обо всем и закрой глаза. Так звучало приятно и таинственно, он так и сделал. Потом подождал немного и открыл, он зашел в зал. Большая комната, горела люстра, от чего комната была залита светом, на стенах картины, в центре стоял мольберт, краски, и холст. В левом углу диван, уже чистый, справа шкаф, на нем какие-то чертежи, обрывки бумаги, линейки, угольники. Было видно, что здесь определенно жили. Он прошел через весь зал — вышел на балкон увидеть ночной Париж, вид с чердака был изумительный и парень или девушка, кто тут жил? все сделали верно, выбрав это место. Послышав ее шаги. Он обернулся, Она стояла перед ним полностью голая
— Ты говорил ты рисуешь?
От возбуждения он разволновался.
— Нарисуй меня.
Он ничего не помнил. Рядом с холстом был карандаш, он стал рисовать. Линии бедер, грудь, все получалось так легко, карандаш будто скользил, как лебедь плывет по реке, плавно слегка беспокоя воды. Она была совершенство! Линии, пропорции тела. Саша давно думал о том, что красота – это сочетание пропорции в теле. Ему не хотелось подойти к ней, ему казалось, что рисунок то единственное, что может сейчас быть между ними, это и есть вверх блаженства. Он показал свою работу. Она тихо спросила
— Я настолько красива?
Саша взял ее на руки и положил на постель. Они заснули вместе, Просто заснули, обняв друг друга.. между ними не было ничего. Утром он так сладко стал просыпаться и почувствовал, что он … один.
Он почему-то не стал удивляться, внутреннее ощущение говорило, что так и должно быть. Странно вообще все это – Саша встал и подошел к окну. Утренний Париж был великолепен! Не думалось не о чем. Он накинул рубашку, клацнул чайник на чужой кухне и нашел пустую чашку. Все было, как бы приготовлено к их визиту. Было четкое понимание того, что сюда никто не придет пока он не оденется и не выйдет.
Что все-таки с ней происходит? И с кем я был вчера? — думал он, созерцая утреннюю улицу Парижа.
Чайник вскоре закипел, он налил кофе и стоял в рубашке и трусах рассуждая о произошедшем. Но, почему-то, ни одна мысль не лезла в голову. Саша оделся и спустился вниз. Через дорогу в аптеке, была видеокамера, она могла что-то зафиксировать, как кто входил либо выходил из дома. Он перешел дорогу и вошел внутрь..
На удивление ему предоставили запись с камер, но ни одна женщина хоть более-менее подходящая под описания не подходила, прочих вошедших старый француз знал лично. Аптеке было лет 30 и ее хозяин смог со всеми подружится. Но, что самое интересное — не было даже их с Оксаной.
— Что происходит..? И куда бежать?
Бежать уже никуда не хотелось, он поплелся куда глаза глядят. Доклад сегодня должен быть во второй половине дня и времени было предостаточно. Саша почему-то плюнул на все это и стал придаваться воспоминаниям сегодняшней ночи. Стало тепло приятно на душе и спокойно, он зашел в кафе, где были вчера. Нужно было позавтракать.
— Телефон! Точно! — он вспомнил, что вчера мог до нее дозвониться. Он набирал номер много раз, телефон был отключен. Он привел себя в порядок и в назначенное время был на месте доклада.
«Хорошо хоть с медициной полный порядок. Здесь моя стихия я здесь все знаю и вопросов здесь быть не может — размышлял он пока все аспиранты усаживались в аудитории.. тут пришла СМС-ка что телефон на связи, Саша извинился и выбежал в коридор. Он позвонил — его сбросили. И опять — абонент находится вне зоны действия сети…Что же с ней?
Он вошел в аудиторию и под аплодисменты начал.
Несколько дней не было ничего. Его не тревожила эта история, не было ничего странного, он уже не стал искать, как это все себе объяснить, картина стала во что-то складываться, хотя при таком количестве странностей — это было удивительно. Заходил Андре и пока они не посетили все злачные места Парижа, не оставил его в покое. Парень оказался, правда, интересным, с ним было о чем поговорить, он многое знал о городе, и так же болел медициной как Саша. Через три дня Саше предстояла ехать в соседний городок, небольшой, но там было отделение французского института и его ждали. Он вообще любил подобные поездки, во Французской провинции, как и в нашем захолустье у людей было большое желание вырваться, пробиться, многие люди впитывали, что он говорил, как «губки». И потом можно сменить обстановку, как бы ни был красив Париж, но к городу привыкаешь. Саша собрал все вещи и загрузил все в машину.
Ее придется оставить в небольшом поселке, переправится на пароме. Он так и сделал, а оттуда уже пешком и он был бы на месте.
На реку садился туман, утро, было немного сыро и от этого казалось прохладно. Он взял в левую руку портфель, на правую повесил плащ.
— Никого нет странно, — когда он подошел на посадку он огляделся — я конечно понимаю, что утро, но все же. Я что буду один? Тем не менее, паром стал показываться на горизонте, он решил подойти ближе к причалу.
Гм, кто-то все-таки есть — увидел он силуэт женщины… Оксана!
Она тут же обернулась — Она! Он был так рад.
— Оксан, что происходит?
Она ничего не ответила, подошла к нему и поцеловала, так нежно, что он аж задрожал от удовольствия.
— Саш, — сказала она и сделала паузу — затем поцеловала снова. Почему-то ему расхотелось спрашивать, что случилось ведь она была рядом, он… весь.., а что ему еще было нужно? Он не хотел даже думать опустит ее или нет, и что будет в следующую минуту. Он шел за ней, они зашли на паром, там никого не было.. Он снял с нее одежду и они занялись любовью…
— Почему ночь? — спросил он, уже после того как все закончилось.
— Это утро Саш — тихо ответила она.
— Мне кажется прошел день — снова сказал он.
— Так и есть — ответила она.
— Ты опять уйдешь?
Она молчала..
Он не стал ее держать. Он вышел на палубу, осмотрелся, вернулся — ее уже не было.
Саша оделся. Утром становилось прохладно. Солнце еще где-то затаилось, готовясь согреть новый день. Было так пусто на душе. Река, рассвет, паром. Так неуютно. Паром тем временем уже причаливал. Он взял вещи и вышел. Подымаясь по холму, он почему-то набрал ее. На его удивление ему ответили
— Алло, это Рита ее знакомая. Она в коме, она попала в аварию. А вы кто?
— Саша. Вы меня не знаете.
— Саша??? — она буквально кричала в трубку от удивления!!! — Боже как хорошо, что вы есть Саша!!! Приезжайте.
— Где вы?
Она оставила точный адрес. Он отменил лекции и вернулся в Россию.

***
— Она мне столько о Вас рассказывала, она вас так искала!
Саша стоял в белом халате в больнице и слушал ее подругу Риту. Она была взволнована, постоянно жестикулировала. Рита была в больнице уже третьи сутки, с того времени как привезли Оксану в тяжелом состоянии после крушения поезда. На ней не было лица, о том что она устала говорил весь ее вид.
— У меня были странные вещи в Париже — тихо сказал он. Саша рассказал все, что с ним происходило.
— Это все ее фантазии — Рита улыбнулась — она так мечтала об этом. Оксана — она романтик, я не знаю, кто с вами был на самом деле, физически, но.. ее там не было точно, она спешила тогда к вам в аэропорт, но это авария… она, а потом, она бредила, и я услышала все то, что вы мне сейчас рассказали: и про вашу мастерскую и про прогулки и про паром... это все ее фантазии — повторила она снова, но уже задумчиво.
Боже мой! — Саша взъерошил волосы и сел. Он стал напряжен, замолчал и уставился в одну точку коридора. Села рядом и Рита. Она все косилась на него, видя, насколько он впечатлен услышанным. Вскоре вышел доктор, высокий седовласый мужчина лет сорока.
— Вы к Беловой?
— Да! — они ответили оба и хором.
— Кто-то один — скомандовал доктор.
Саша тут же встал.
— Можно.. а? – он стал растерянно кивать в сторону палаты, прося у Риты разрешения.
— Конечно, о чем вы — тихо сказал она и снова села на кушетку.
Он вошел. Место привычное — капельницы больной, белый цвет всего в палате. Она будто спала, спала сладко, была красива даже здесь даже в бинтах. Он дотронулся своей рукой ее руки, ели — ели, нежно — нежно.
— А помнишь зиму? Ты меня тогда так сразила… я все чего-то ждал. Знаешь суматоха, кафедра, операции, а нет чего-то… столь важного и тут ты, со своим «Мужчина хотите сегодняшний день прожить не зря. Я так… цыгана моего помнишь? Мы так тебя ждали я все приезжал к дому думал ты есть ты … эта девочка на перроне в Сорренто … Что-то с твоим приходом в мою жизнь поменялось, появилось что-то важное, стоящее. Я до тебя не жил что ли. Никогда это не опишешь словами, хотя кто-то сказал точно, я где-то сохранил его имя — Когда я говорю, что люблю тебя, речь не о любви а о невозможности дышать иначе… Красиво, да?.. Я не живу сейчас… я это чувствую.. Гм, хотя, что было — пару чашек кофе, твои конфеты. Я говорил то с тобой раза три, за все время. Ты знаешь я помню каждую улыбку, каждое слово, подаренное мне, каждый взгляд, у меня ничего кроме этого не было. Говорят лучшая женщина та, которая проходит мимо. — Тут она замолчал, молчал минут пять, затем добавил — Не проходи мимо… Я — он стал жестикулировать — я… я так тебя ждал…
Саша помолчал немного, затем продолжил
— Знаешь что самое плохое? Я точно знаю, ты меня не слышишь. И весь это бред в кино — она вас слышит, говорите с ней! Чушь!!!.. И кому я все это говорю?.. А знаешь что хорошо? — он прикоснулся своей рукой к ее руке — Ты меня чувствуешь. Верхний слой кожи ответственен за любовное прикосновение, а я тебя очень люблю. Значить ты знаешь, что я здесь. Оксан. Я ничем не могу тебе помочь! Ничем!!! Ой, как я не люблю чувствовать собственное бессилие! И когда? Сейчас! — по лицу потекли слезы — Но… я – Саша почувствовал, что от поступающих слез он не может говорить. Он кашлянул
— Я принес тебе фото, сделал копию.. Рита такая смешная, говорит это ничего не было, достань это фото и покажи ей. Это все было,… а главное… мы с тобой — он вытер рукой слезы.. Мы есть — тихо проговорил он, засунул фото ей под подушку и.. вышел. Он кивнул Рите и спустился по лестнице виз. Сел в машину и поехал, не зная куда, он приходил туда каждый день, ровно в 9:00 по нему уже стали сверять часы, в это время идет обход других отделений и с ней можно побыть подольше. Он ничего не делал — просто говорил.

Прошло несколько дней.

— Доктор!!! Она пришла в сознание!!! Пришла!!! — Рита, кричала как ненормальная и прыгала на месте от радости.
— Как пришла? — доктор, вышедший с очередной операции, замер на месте. И тут же направился к ней. Палата была уже полна медсестрами. Все суетились, снимали какие-то показатели. Доктор пробыл там минут двадцать.
— А что же было? – выйдя, спросил он.
— К ней приезжал Саша… Покровский, вы, наверное, знаете?
— Саша Покровский! — с восхищением произнес доктор и что же он делал?
— Он просто говорил.
— Он гений, абсолютный гений! Просто говорил! Невероятно, ну что я вас поздравляю!
Через две недели ее выписали. Она также как и всегда сидела с Ритой в кафе.
— Саша, пропал — сказала Оксана и уставилась в окно. — Зима скоро, он любит зиму…
— Ксюня не грусти, ну наверное кто-то ляпнул что ты выходишь замуж за Славку.
— Ведь нашлась же такая сука! — она протянула это слово так будто в нем три «с» — а он порядочный, чужому счастью мешать не будет, он такой.
— И чего будешь делать? — пристально глядя на подругу спросила Рита.
Та повела бровями
— Замуж выходить. Судьба, наверное, такая.
Они немного помолчали, потом Оксана заметила
— О, Славка, мой приехал — напротив витрины кафе стоял джип. Слава вышел, застегнул пальто, взял с заднего сидения букет хризантем и поставил машину на сигнализацию.
— Цветы мне несет — грустно проговорила Оксана, не сводя глаз со своего молодого человека. Она была серьезна. И взгляд становился все грустнее и грустнее. Слава перебежал дорогу и вскоре вошел в кафе.
Здравствуй дорогая — подошел Слава. Это был мужчина среднего роста, плотного телосложения, с короткой стрижкой и темными каштановыми волосами, зачесанными назад
— О, Ритуль, и ты здесь?
Ты кивнула и улыбнулась из вежливости.
— Ладно, ребята, я вас оставлю — она взяла сумочку, бросила деньги за кофе и направилась к выходу.
— Что ты такая грустная? — спросил Слава присаживаясь — Бедолага (подозвал он официанта) Оксана поморщилась.
— Слав, когда эти понты закончатся! — проговорила она и сделала гримасу. Она снова уставилась в окно, говорить совершенно ни о чем не хотелось. На улице пошел мелкий дождь. Кто-то из прохожих достал зонт. Кто-то бежал, как ненормальный под навес автобусной остановки, мама с ребенком все никак не могла достать что-то из сумки, и они стояли и мокли под дождем. Потом правда отошли в сторону, чтоб не быть обрызганным проезжающими машинами. Оксана, засмотрелась на всю эту картину и стала еще более задумчивой.
— Ты детей хочешь? — спросила она у Славы
— Официант, кофе.. ну прости меня… Ксюня.. — Слава попытался дотронуться до ее руки.
Не называй меня Ксюня! — меня это бесит! — крикнула она растопырив пальцы, схватила сумку и вышла из кафе.

День свадьбы.

— Я пойду, пройдусь — Оксана неожиданно для всех вышла с примерки платья и направилась на улицу, она захватила с собой сумочку. Вид у нее был предельно сосредоточен.
— Оксан? — Рита взглянула в недоумении
— Ну, что?! — та прикрикнула. – Еще есть время. Я на часок уйду, мы успеем.
— Оксан, полный дом гостей, машины у подъезда, соседи..
— О! Это важно, ну да свадьба ж для соседей! — не дослушала она подругу.
— Оксан!
— Рит, все! — крикнула Оксана и быстро спустилась по лестнице вниз. Вышла на улицу. Вот она свобода! Мороз пьянил слегка пощипывал нос, она укаталась поудобней и пошла, куда глаза глядят, опустив голову. Здесь, казалось, ее никто не слышит, и не видит, от нее никому ничего не надо. Ей хотелось подумать
— Правильно ли я делаю?
Она знала, что всех одолевает сомнение, но.. она давно же научилась принимать решения и ей эти сомнения.. были… Но, что делать? Хотелось-то к нему. Может это ошибка? Может, стоит дождаться приехать под двери и сидеть там хоть месяц. Она это делала и не раз, Саша, уехал, опять за границу и не отвечал на звонки. Что случилось? Что произошло? Почему он так неожиданно исчез, наверное, все-таки кто-то что-то ляпнул!.. Он мне жизнь спас. А я?
Но ведь все решено — говорила ей часть мозга ответственная за разумное мышление, — что это я? Она облокотилась об маленький заборчик на мосту, с него видно реку. Оксана глубоко вздохнула, мысли стали успокаиваться, решила перейти дорогу и зайти в маленький ресторанчик выпить чашку кофе. Ей показалось, а вдруг он сейчас подойдет как на перроне в Италии.
— Оксанка, а вы кофе будете?
Ничего этого не было, она таращила глаза на молодую влюбленную пару, они так гармонично смотрелись вместе. Парень видно любил — смотрел, открыв рот. Оксана иногда отводила взгляд, чтоб не смущать пару. Молодой человек пошел делать заказ и прошел мимо нее.
— Вы знаете, — почему-то он заговорил с Оксаной, та удивилась и повела бровями — Я не знаю почему я хочу вам это сказать, но я скажу — Он вас ждет — Едьте!
У нее аж мурашки пробежали.
Как, он…? Кто, он? — Она быстро прикинула, сколько мистики в ее общении с Сашей, успокоилась, официантка принесла счет, и Оксана полезла в кошелек расплатится за лате, как вдруг из соседнего отделения выпал ключ. Ключ от его загородного дома! Она был на седьмом небе от счастья,.. только быстро вернулась.
Что же делать? — она встала и вернулась назад… домой. Все веселились и шутили, она поддакивала из чувства такта, а сама по инерции думала
— Что же делать? Оксана давно поняла, что все ключевые решения надо принимать в последнюю минуту, что всегда когда казалось бы вопрос ясен, всплывают новые обстоятельства и опять — выбор! Она отбросила все мысли и решила ехать в загс
— Столько людей Слав, — шепнула Оксана жениху на ухо. Они уже приехали. До венчания было всего минут сорок.
— Не парься. Все будет хорошо. Кортеж на месте, оператор готов, гости скоро будут пьяные так что..
Они переглянулись. Поднялись на второй этаж. Впереди еще была пара. Оксана и Слава расписывались после них. Оксана, подошла к окну, Слава занялся гостями, она занервничала, пара, что была перед ними, вышла и пришло время идти им. Оксана стала тяжело дышать.
— Ты. Что? — Слава подошел ближе и обнял будущую супругу.
— Слав, котик, это херня, а не свадьба. Я так не могу! Я к нему хочу!
— К Сашеньке?! — он так крикнул, что некоторые гости даже вздрогнули.
Она замолчала, удивленно на него глядя.
Потом спросила
— Откуда ты знаешь?
Он не ответил
— Иди! Только пойдешь как в Париже, в мастерской художника
— Ритка, сука! — крикнула Оксана.
— Потому что все, что сейчас на тебе!!! Куплено за мои бабки!!!
Свидетель и его лучший друг Сергей пытался его остановить, тот отмахнулся и нецензурно выругался.
— Хочешь идти??? Ксюнечка, иди!!!
— А легко! — она стала.. раздеваться... при всех, она осталась в одних туфлях — туфли мои! – развернулась и пошла.
Кто-то из мужчин закрывал глаза, кто-то смотрел, было на что посмотреть, у нее была прекрасная фигура, большая грудь, а на каблуках тем более все смотрелось замечательно. Она быстро спустилась по лестнице видя ошеломленные взгляды заходивших в загс и вышла на улицу. Мороз сильно ударил. Кожа покрылась мурашками. Слезы, казалось, леденеют от холода. Две, три пары с гостями, которые дожидались на улице все уставились на нее, у куривших мужчин сигареты повыпадали изо рта.
Кто-то крикнул
— Вызовите милицию!
Кто-то звал охрану. Свидетель одной пары достал мобильник и стал снимать на камеру. Оксана старалась двигаться быстро, еще не соображая куда, недалеко была парикмахерская, она решила направиться туда, нужно было перейти дорогу. В таком состоянии она не очень соображала что делает, тут послышалось с проезжающей машины.
— Ты че такая одетая???
Она обернулась
— Менты любимые менты! — пронеслось у нее в голове.
— Марш в машину! — скомандовал милиционер в фуражке, выглядывая из бобика.
Она запрыгнула, на заднем сидении сидел еще один милиционер, большой грузный в фуражке, зимней куртке, он улыбнулся, и снял с себя куртку.
— Давай, давай. Кутайся — стал он ее одевать
— Че случилось-то? — обернулся милиционер, сидевший на переднем сидении.
Она рассказала
— Вот сука! Возмутились все – Давай заедем и вставим.
— Нет, нет, вы меня по другому адресу отвезите. Она назвала дом Саши.
— Ок, сделаем шеф. Коля, налей бабе.
— Товарищ капитан, — стал оправдываться грузный мужчина — У меня? Откуда?
— Не трынди!
Довод оказался сильным. Тот кивнул и достал из внутреннего кармана чекушку и стакан — дунул в него, прокомментировал действие
— Стерильно — и налил водки.
Она выпила залпом и занюхала его рукавом.
Все улыбнулись
— На тебе ириску — милиционер с переднего сидения протянул конфету. Она быстро съела и расплакалась.
Вскоре они подъехали к дому. Они одели ее полностью, женщина в мужской форме в которой она утопает, смотрится потрясающее. Как не подворачивали длину брюк — все без толку. На голову одели фуражку.
— Ой, там собака, а она ментов не любит.
— Ну, мать ты даешь! — возмутился старший, но на удивление «Цыган» впустил ее в дом и радостно завизжал.

***
Александр поставил машину на ручник и вышел. Наверное, в этот день нужно было покрутиться среди друзей, она ведь замуж выходит. Разговор с подругой Ритой убедил его в том, что ему лучше уйти. Идиотское было решение, но если она все решила, хотя нужно было выслушать ее, но какое-то внутренне ощущение ему говорило что лучше – уйти. Тем не менее, он решил взять коробку ее любимых конфет и заехать сюда — место, где они познакомились. Отпраздновать ее свадьбу. Дурацкая была идея — явно портящая настроение, но… Хотя сам для себя он сказал что едет готовить дом к Новому году, он которой год в этот праздник оставался один, хотя еще были мысли пригласить кого-то с кафедры , Петя звал, у этого гуляки всегда были компании. Саша вышел, потом вспомнил, что не взял «Цыгану» сосисок, вернулся к машине. И кроме сосисок достал еще бутылку коньяка. Он вошел во двор, цыган бегал радостный, по нему одному он понял, что дома кто-то есть.
Он открыл дверь. Стояла она… Оксана в утопающей милицейской форме, фуражка на лбу сдвинута на левый бок. Саша улыбнулся и съехал по дверному пролету присев на корточки. Он смотрел на нее не отводя глаз, он не ожидал, это было так приятно! Она здесь, рядом! Неужели сказки сбываются?
— Я со свадьбы сбежала, меня выпустили.. только голую — начала она.
Саша недовольно поморщился.
— Я тут убралась уже, чайник поставила… Скоро Новый год.
— Как я по тебе соскучился!!! — произнес Саша
Они помолчали глядя друг на друга.
— Кофе будешь? — спросила Оксана.
Он засмеялся. Затем кивнул.
— Мне не с кем встречать новый год, Я приглашаю тебя,
— Но у меня нет тебе подарка тебе на новый год, я неважная гостья, вообще ничего нет, только вот форма, и то за ней приедут. Вам нужны такие гости? — решила она поддержать шутливый тон беседы.
— Нужны, — ответил Саша, по-прежнему сидя в дверном проеме ему так не хотелось вставать, чтоб не испортить этот момент, он просто боялся спугнуть, ему казалось, если он что-то изменит в этом моменте, она встанет и уйдет..
— Ты самая лучшая гостья на свете. И скоро у тебя будет весь мир. Прочел в одной книге, писал автор своей любимой — Для того чтоб мне завоевать весь мир, мне нужно завоевать тебя потому что для меня весь мир — это ты.
— Как красиво.
— Угу.
— Я не скажу лучше, я посвящаю эту фразу тебе.
— Спасибо Саша.
— Ты прости мне еще нужно отъехать, тут недолго по делам.
— А куда нам с тобой торопится? — она улыбнулась.
Он кивнул
— Что ты будешь к обеду? — спросила она.
— Сделай что-нибудь, там полон холодильник еды, — он улыбнулся и вышел.
Сел, завел машину и поехал. Солнце слепило глаза, морозно, снег скрипел. Он ехал с таким воодушевлением, как тогда во Франции, так все неожиданно закончилось, он так и не дочитал лекции. Тишина была кругом. Слева лесополоса. Саша почему-то остановил машину. Вышел и решил немного постоять. Кругом никого. Чистое поле только в снегу. Он снял шапку. Стало свежо, хорошо. Изо рта шел пар. Он глубоко вздохнул и почему-то побежал в сторону лесополосы. Ноги тонули в сугробах, ему это напомнило детство, мама тогда смотрела как утопающий в сугробах он таки волок за собой по снегу портфель. Было здорово! Он бежал довольный, улыбался…. Тут он встал… напротив него в летнем платье стояла… Лора маленькая — француженка, которую он спас на вокзале.
Ей, же холодно — подумал он.
— Саша, — начала она. Другая зима и я ее вижу, благодаря вам… а я так люблю зиму!
Ребенок стоял неподвижно, как вкопанный.
Что она здесь делает? Почему в летнем платье? — мысли опять забегали в голове.
— Я ее вижу Саша, спасибо — проговорила она по-русски, что тоже удивляло — А Вы.. нет!
Ошеломленный услышанным, он присел перед ней на колени
— Ты, что?! Как?! Что ты такое говоришь?! — говорил он очень строго с ребенком.
Она молчала, только моргала глазками.
Он успокоился, опустил руки в снег
— Холодно… — произнес он, затем тихо спросил
— А она? — он понимал, что ребенок поймет, что он об Оксане
— И ее нет, Вы никогда не знали друг друга…. Вас нет…. Она разбилась в аварии, когда подъезжала к твоему дому, машина перегрелась и она не справилась с управлением… Ничего этого не было Саша.. В эту самую минуту ты погиб с Сиэтле.
Он сел на колени и закрыл лицо руками. Долго сидел. Девочка подошла и обняла его.
— Подожди! Вскрикнул он, а фото?. Мы есть смотри! Мы есть! Смотри! Ну, смотри же! — умолял он ее, показывая фото.. тут же заплакал навзрыд, слезы текли рекой. Она снова обняла его и поцеловала в щеку как тогда на перроне.
— А ты?!
— Я есть Саша, благодаря тебе. Только это было чуть раньше. Ты оказался во Франции в медицинском центре, мне нужна была помощь, доктора не справлялись и кто-то сказал, что в коридоре сидит знаменитый Покровский. Ты вбежал в палату, ситуация были критическая, у тебя ничего не вышло! И тут ты крикнул
— Ну-ка выйдите все на хрен!!!
Все вышли, шансов спасти меня было 0,0000000000001 процента,… ты сделал. Никто не знает, что ты там делал,… но я жива! После 11 минут в состоянии клинической смерти, я открыла глаза. Это был первый случай, когда воскликнули
— Покровский гений! Что ты там делал Саша? — спросила она и пристально взглянула ему в глаза. Он заплакал сильнее, а потом вскочил с колен и крикнул на ребенка
— Я врач! Моя обязанность спасать людей! И никого не должно волновать, как я это сделал! Это мое! Личное дело! Я не перед кем не собираюсь отчитываться!!! Задача должна быть выполнена, больной должен жить!!! — кричал он на нее что есть силы. Глаза его покраснели, сильно надулись от крика на шее вены.
— Ты жива и это главное! .. Я ведь ничего не нарушил зачем вы так со мной?! — от слез уже пекло в груди. У него уже не было сил кричать, Он снова сел перед малышкой Лорой на колени — Это все из-за этого? — тихо проговорил он.
Лора закивала и обняла его. Гладила по волосам. Поцеловала в щеку
— Саш... – она что-то хотела сказать, но он перебил
— Ты не понимаешь Лора, мы есть, вед есть это фото! Лора! Фото! Ну, посмотри же!
— Это всегда будет загадкой. Никто не знает как оно вышло… но… вас нет!
Он успокоился. Затем поднял на нее глаза и спросил
— Погоди, но я ведь чувствую холод, собственные слезы, значит.. — сказал он и повел бровями.
— Правильно — малышка Лора улыбнулась — Это Вам маленький бонус, как это по-русски?
— Подарок — ответил Саша. Возвращайся к машине, тебя ждут. Он встал с колен и медленно поплелся в сторону машины. У машины его ждала Оксана.
— Я тут, как ненормальная хожу, говорю, что мы есть. Ты знаешь, мне никто не верит. Неужели я тебя встретила? — сказала она.
Она была в больничной пижаме. На ногах не было ничего, они посинели от холода. У нее были усталые глаза, бледные губы, и растрепанные волосы.
— Я очнулась в больнице, а доктор говорит, что нас нет.
Он ее обнял.
— Ты плакал Саша — она пристально взглянула ему в глаза.
— Ничего, родная все прошло.
— Слушай, если это все,… то почему я чувствую холод, чувствую твои объятия, твое тепло. Может не все?
— Помнишь как в анекдоте — Мужик, это все? Смерть?.. С чего ты взял?.. Так бело кругом на деревьях листвы нет, людей никого, белый свет, деревья, словно коричневые палки и ничего… Так зима же!!!
— Дурак ты! — она расхохоталась.
Нет, — он замотал головой, довольный при этом — Не все! Просто другая зима.
— Ты знаешь, так много всего было, я потеряла нить, а где мы? — спросила Оксана.
— Эт. Точно — он засмеялся тоже. — Мы у меня на даче, скоро новый год. Ты в милицейской форме.
Она положила голову ему на плече.
— Нам маленький подарок… такой рай на двоих. Мы можем друг друга чувствовать.
— А может можно еще и детей завести? — она подняла на него глаза.
— Вот тут я не знаю, надо поехать попробовать. Они сели в машину и вернулись в загородный дом.

***
— Жалко, мальчика. Говорят из наших, из медиков — чернокожая санитарка Габриэла убрала постель и разговаривала с коллегой.
— Красивый, я на смене заходила в палату убрать все сидела, любовалась. Он все какую-то Оксану.. да по-моему так по-русски? — вспоминал — ответила ей Эстер. Взяла тряпку и стала вытирать стол.
— Русский, да? — Габриэла подняла подушку и увидела под ней фото. — Гм. Фото?
Эстер подошла ближе
— Он с девушкой какой-то.. погоди, я ж его видела, он встал с кровати и ходил с этим фото, подходил ко всем и говорил — Мы есть, посмотрите!
Габриэла удивленно взглянула на подругу,
— Это когда было? — спросила она с иронией чувствуя, что сейчас очень ее удивит.
— Вчера вечером, моя смена я сейчас «сдаюсь» и..
— Эстер, тебе надо меньше смотреть сериалов и больше спать! И Марка забудь — Габириэла улыбнулась, блеснула белизной зубов.
— Привиделось? — Эстер таращилась на нее, чувствуя, что правда на ее стороне, она ведь видела.
— Девочки. Как ваши дела? — вошел доктор. Мужчина средних лет чуть выше среднего роста, с седеющей бородкой и в очках в золотой оправе, он взглянул на них поверх оправы.
— Мы все сделали — Габриэла и Эстер. Встали как по стойке смирно
— Шеф — начала Габриела и протянула фото. Доктор взял и как-то грустно улыбнулся. — Идите – дал он команду санитаркам.

***
Я, Стив Ричард, профессор психологии. Мне позвонил из России мой близкий друг профессор Васнецов и рассказал мне о девушке Оксане, которую он наблюдал. Я сопоставил и рассказал, что у меня здесь такой же случай с будущим светилом Покровским. Они оба попали в аварию синхронно до минуты, на разных концах планеты, они не были знакомы.. никогда. Выйдя из комы, они рассказали одну и туже историю, историю их любви. Фото, самая большая странность. Не знаю я,.. да и никто не знает, почему так вышло. Вероятно, это та встреча, которую они ждали всю жизнь. Тогда профессор из России сказал мне важные вещи, и я подпишусь под каждым его словом.
В психологии останется один термин, который не будет никогда изучен — любовь. Сколько бы не было трактовок это всего лишь слова и не более. Мы никогда не будем пользоваться более чем 10% мозга, это могут делать одни влюбленные, а также поэты писатели художники, люди с придурью, с повышенной чувствительностью, а мы — мы будем есть, пить, спать, ходить на работу заниматься сексом, растить детей, которые тоже будут есть, пить, спать… так далее.
Удивительная история! Саша Покровский – абсолютный гений, в чем-то он был прав в своих опасениях, что влазит в дела провидения, ну кто знает правда это или нет? Оксана, прекрасная девушка! Мечта любого мужчины. Почему все так? Не ясно. Доктор задумался глядя в окно.
Друг из России, поговорил с родственниками обоих, и мы договорились похоронить их как мужа и жену.


Алексей Мухин.


Хотите узнать что было дальше? И имеет ли история продолжение? – напишите письмо автору.
Вы можете формировать свою книгу сами. Уже прочитанные работы будут иметь другое окончание, плюс две работы не выложенные в сети. Вы будите первым читателем!
Мои читатели самые лучшие!
Разрабатываются и другие удобные для вас форматы, акции и предложения. Те кто поучаствует в развитии проекта( о чем написано чуть ниже) получат бонус от автора. Приятного пребывания у меня в гостях.
Алексей Мухин.



Друзья, на развитие проекта- Карточка в Приватбанке,
номер- 5457 0822 3208 7523 Алексей Мухин;

- Веб мани.
номер- Z237292200952

- Яндекс- деньги
номер- 410013998819230
Алексей Мухин.

Вернуться Следующий Предыдущий