Вернуться Следующий Человек который любит дождь

— Зачем ты меня позвал? — Вера стояла в дверном проеме вся намокшая и пристально смотрела на Алексея. Длинные завитые каштановые волосы от дождя распрямились, легкое летнее платье все промокло и практически прилипло к телу. Она сняла туфли и взяла их в руки. За ней, казалось, был целый потоп. От такого количества воды земля вся будто уходила из-под ног, дорога стала совсем непроходимой. Заброшенный дом лесника, в такую непогоду казался центром вселенной. Сильный ливень, от туч на небе было темно, а здесь горел свет, было тепло и уютно, на подоконнике стояло, казалось миллион баночек, скляночек. Она стояла в дверном проеме, ливень поливал ей спину, проникал в дом, а она стояла и не знала сделать ей шаг вперед или все-таки остаться на месте. Ведь от одного шага зависит очень многое — можно ведь и не вернутся!
«Если мне не входить — думала она — то зачем я приехала? Сюда за сто километров от дома. К этим глазам! Рукам! Которые так крепко ее сжимали и, наверное, к этим губам чье тонкое прикосновение было столь нежным изящным и сладким, сладким как… впрочем ни одним сравнением не описать.
— Я хотел тебя увидеть — Алексей спокойно сидел на стуле боясь пошевельнутся, боясь что от одного его движения она повернется и уйдет, боясь ее чем-то смутить, боясь, что что-то пойдет не так, она здесь, но вдруг уйдет от неверного слова, неверного шага, а ведь она здесь! Она пришла! И так не хочется все это терять! Терять ее присутствие... Они стояли и смотрели друг на друга еще минуту пристально не опуская глаз, затем она спросила
— Чего ты хочешь?
— Тебя.
— Я… — она разволновалась, замотала головой — я.. я замужем, мы ведь обо всем договорились. Леша.
— Ну, ты ведь приехала — отвечал он также тихо.
Они опять замолчали. Потом Алексей встал и снял с нее всю мокрую одежду. Секс в ливень, с молнией и грозой, завел обоих, уже, когда все закончилось, она сказала
— Я бы осталась здесь жить. Здесь в этом доме. Мне кажется мы здесь одни, на краю вселенной. И мне ничего не надо. Я самая богатая, от того что у меня есть вот эти баночки на подоконнике, с которого надо убрать паутину, эта старая мебель, допотопного вида ТВ, но самое главное у меня здесь есть ты.
— Что же ты наделала? Солнышко мое ясное — он не дал ей договорить, прикоснувшись к ее волосам губами.
— Нас могут убить. Мне кажется, он обо всем догадался — сказала Вера.
— Мне не страшно, я без тебя все равно никак.
— Леша, это очень красиво и трогательно, но… нас могут убить, а потом она добавила — Ты знаешь, я тоже без тебя не живу… так существование.
Их перебил стук в дверь. Они оба вздрогнули в такую погоду, кто там мог быть? Алексей оделся и подошел к двери. Он аккуратно отодвинул шторы… на пороге стояла женщина в белом…

Прошло 30 лет.

— Возьми — прокурор района зашел к своему сыну следователю и бросил папку на стол с новым делом.
— Па! Ну, у меня ж и так… Дай Филатову, ему все равно делать не хрен.
Папа — прокурор вздохнул как-то тяжело, надул щеки, сунул руки в карманы — Да ты посмотри, дело то интересное! Тебя ж потом за уши не оттащишь.
— Па — не успокаивался сын — у меня их 17.
— И что все интересные? — с улыбкой спросил прокурор Сергей Леонидович.
— Не то слово — сын — Алексей Сергеевич — поддержал шутку отца — Хорошо па, я гляну.
— Да, скажу тебе сразу, там надо бы возбудится, я дело смотрел. Надо!
— А что такое?
— В том году в Подмосковье были лесные пожары на болотах и всплыло два трупа.
— Ладно, па, я гляну.
— А что ты пишешь? — спросил Сергей Леонидович уже собравшись выйти из кабинета.
— У меня там глухарь, вот надо подробно отписаться — ответил сын и уставился опять в материалы дела.
— Правильно, правильно, глухарь должен быть толстым, а то меня вот вызывали в городскую из-за твоего Филатова… — ладно, это все треп пошел я.
— Па… ты заходи кофейку попьем.
Старик кивнул и вышел, прикрыв за собой дверь. Алексей открыл дело.
«…. Недалеко от дома лесника… найдено два труппа… Подмосковье.
— Дыра конечно, еще та! Это ж завтра надо подымать жопу и туда ехать.. — он потер лицо руками и пристально смотрел на папку с делом и задумался. В дверь постучали.
— Леш, — зашла секретарь отца, Любочка, пышногрудая рыженькая бестия, как ее называл отец, за характер и умение вести дела — тебе конверт.. там пришел,… у меня… зайди, возьми.
— А что там?
— Откуда я знаю? — удивленно спросила секретарша. Поправила прическу, надула губки бантиком и удалилась. Алексей тогда подумал, когда отец брал ее на работу
« Зачем она ему? Может хочет отойти от смерти матери? Любе лет сорок, она не старая, хоть и сидячая работа, но отцу ведь нравились женщины с аппетитными формами…»
Мама ушла недавно, полгода назад. Отец как-то сразу сдал, его и так седые волосы, казались еще седее, еще и похудел к тому же. Ему уже было 65, все боялся, что погонят на пенсию.
— Ну, что я там буду делать? С пенсионерами на лавочке сидеть? — часто говорил он.
На работе возраст его особо не заметишь, он всегда носил форму, пользовался дорогим парфюмом, который когда-то подарила ему мать, всегда гладко выбрит, очки надевал редко, в основном для солидности, зрение пока не подводило. Глаза его казались очень умными, взгляд у него был легкий, но всегда очень пристальный или скорее пронзительный. После ухода матери к рюмке прикладывался не сильно, но бывало, все что-то жаловался на городскую прокуратуру, цеплялся ко всему по мелочам. Всем была ясна причина — уход жены, а в его возрасте это сложно пережить. Женщина была красивая и в свои 65 умудрилась оставаться привлекательной особой. Да и жили они душа в душу. Для неженатого Алексея это все было примером. Смотреть на трогательных стариков было одно удовольствие, а потом мамы не стало, он Алексей все как-то больше плакал, часто на совещаниях, срывался и все… часто оставался после работы чтобы поплакать наедине, в течении дня все чем то занят боль не так сильно давала о себе знать, а вечерами… как он стал ненавидеть вечера! Со временем стало чуть легче, даже не легче скорей боль стала тупее. Мама работала в генеральной, когда-то она устроила отца на это место, сын подрос и его отдали опять же в юридический. Не известно, что больше в нем сделало хорошего следака, юридический или мамины подсказки, но факт — он был лучшим прокурорским следаком. Почему то ему вспомнилась фраза матери когда она умирала, она все повторяла — если любишь стреляй! Если любишь — стреляй!
«Чей то я? Да, ладно…»
Закрыв дело и кинув его в стол, он вышел из кабинета и направился в приемную.
— Любочка..
— А да Леш, держи — она бросила поливать цветы на подоконнике и достала из стола конверт.
Уже на своем рабочем месте он его открыл. В конверте лежали четыре гильзы, кусок какой-то материи и записка, напечатанная на компе «Недостающие улики, одного вашего дела».
— Гм. — Алексей взял трубку и набрал номер Любы — Любань, а от кого?
— А хрен его знает, я пришла, лежал на столе.. — ответила секретарша.
— А… да.. да.. пока…. Гм — он покрутил необычный сверток и сунул его в сейф.
Спешно выйдя из кабинета он попытался разобраться кто же все-таки принес конверт. В прокуратуре были камеры наблюдения, но тем не менее ничего ему не удалось разузнать. Алексей схватил папку со стола и направился в морг взять результаты экспертизы.



— Ну, что я могу тебе сказать — встретил его криминалист Семеныч, величаво поправляя перчатки, он принялся говорить заумные вещи со свойственным ему в связи с его работой черным юмором — Давний дядечка, вон почти разложился.. Нехороший был, наверное..
— А что такое? — спросил Алексей.
— Наколочка у дяденьки, сидевший дяденька… Пуличка в лобике — Семеныч отвернул простынь с трупа и Алексей увидел, что остается от человека пролежавшего в земле столько времени.
— Видишь? — указал Семеныч на пулю.
Алексей кивнул
— А второй?
— Да, тоже самое Ленчик, и тоже в лоб, ты приходи после обеда, заберешь отчет.
— Я уже обедал…
— Вот, а мне трудяге и некогда.. – Семеныч стал копаться с инструментами – Иди, вон тут, твой дружбан Филатов ошивается.
— А чего он тут? Его отец посылал в другое место.
— Это ты у него спроси. — Семеныч снял перчатки, провел рукой по своей бородке «аля Стас Михайлов» и принялся мыть руки.
— Хорошо, Семеныч я буду.
— Ага — кивнул тот — Ах, да. Лень.. ты просил — он достал сверсток из стола и протянул Алексею — Это вещи, что были найдены при нем, кольцо главное, остальное не сохранилось.
— Семеныч, спасибо — он заулыбался в знак благодарности — а я забыл совсем — открыл пакет и взял в руки кольцо серебряное, с гранатовым камнем.
— Красивое — произнес Алексей сунул на ходу в пакет и вышел в коридор.
Леню Филатова можно было узнать издалека, несмотря на то, что ему было 45, и роста он был ниже среднего, а еще и волосы стали седеть, был он человеком не лишенным обаяния и часто притягивал к себе людей, благодаря своей забавной мимике, умению слушать собеседника, и тому, что его маленькие черные глаза всегда загорались от оживленной беседы.
Шума от него было сильно много. В конце коридора он стоял в окружении молоденьких сотрудниц из прокуратуры и что-то, судя по всему «заливал» так как смех стоял далеко не свойственный заведению.
— Леня! — окликнул его Алексей.
— Леша, привет! — ответил он возбужденный, видно переводя дух от одного рассказанного анекдота к другому.
— Ты где должен быть работник? — шутя, спросил Алексей.
— Все девочки, шутки закончились — обратился Филатов к барышням которым он «заливал».
Молодые красавицы переключились с Филатова на Алексея, он был помоложе и симпатичней их рассказчика. Филатов, увидев такое, замолчал, и забегал глазами то на одну красавицу, то на другую.
— А… — протянул он. Взгляд его стал серьезен, будто он собирался сказать что-то очень важное — у парня было сложное детство у него папа прокурор района.
Девушки опять рассмеялись.
— Сука такая — с улыбкой проговорил Алексей, глядя на друга. Он взял под руку Филатова, и они отошли в сторону.
— Леш, ты ел уже? — опередил его Филатов вопросом.
— Ел, я перед приездом сюда пообедал.
— Счастливчик, а я еще нет.. Пошли, перехватишь, посидишь со мной за компанию.
— Да, — замялся Алексей — пошли кофейку попью.
Они зашагали вдвоем к выходу. Устроившись неподалеку в кафе, Алексей спросил
— Лень, ты с отцом, долго еще будешь ругаться?
— Ну… ты прям такие вопросы задаешь.. — парировал Филатов.
— Вы меня уже задрали оба! — сказал Алексей, открывая меню.
— Ладно, ты чего вообще здесь? — спросил Филатов.
— Папа дело дал.
— Вот это о трупах на болотах?! — живо поинтересовался он.
— Да, а чего?
— Блин, ну, я ж себе просил! Там, глухарь надо отписаться и все.
— Ну, вот поэтому и мне… он сказал — надо возбудится.
— Зачем? – Филатов недоумевающее посмотрел на Алексея.
— Да, не знаю я — отмахнулся тот.
— Пожары в области нереальные, болота горят, вот повсплывало «кто где раньше какал» — с этими словами Филатов как-то грустно вздохнул.
— Там необычная история. Интересно, что там было 30 лет назад.
— Когда думаешь туда ехать? — спросил Филатов, махнув рукой официантке.
— Да посижу с тобой, Семеныч сказал, что даст после обеда результаты и поеду, наверное, сразу надо хоть место преступления осмотреть. А ты, кстати, чего здесь?
— Горяйнова, мочканули слышал? — поинтересовался Филатов.
— Да… ты что?! Обалдеть?! Самого Горяйнова? Как же теперь Горяйносвкая преступная группировка? — Алексей закрыл меню.
— Себе дело взял, да… — похвастался Филатов — вот тоже за экспертизой, да хочу уже все подбить, да в суд передавать…там понятно чья рука... Новенькую нашу видел?
— Не, а чего такое?
— Ой, глазки заблестели — озвучил Филатов реакцию Алексея — … красивая баба.. говорят в прошлом районе прима была.
Подошла официантка. Друзья сделали заказ.
— Что сильно умная? — спросил Алексей.
— Да вроде не без способностей. Проставляется кстати сегодня.
— Я не пойду.. Как звать девчушку то?
— Раиса Захарна — отшутился Филатов.
— Да иди ты со своими шутками!
— Шведова Лариса — ответил Филатов.
— Ладно. Поехали. Я назад подброшу тебя.
— Ты на машине дружище? Шикарно!..



Местность встретила Алексея не слишком дружелюбно. МЧСники сработали хорошо, пожар был потушен, но запах от согревшего торфа стоял неимоверный. Найдя, какую-то палку, Алексей взял ее и пошел на болота на то место где были найдены два трупа. Болото казалось вполне высохшим, но временами ноги все-таки куда-то проваливались. Он нащупал палкой тропинку и продвигался вглубь между деревьев. Показалась поляна, он вышел на нее. Брюки были конечно испачканы, к ним поприлипал репей. Перед ним в ста шагах был маленький домик. Толи дом лесника, толи что-то похожее на него, но здесь явно жил какой-то сотрудник местного лесхоза. Подойдя, ближе Алексей осмотрелся. Совсем покосившейся дом, осыпавшаяся штукатурка, стены уже поросли травой, стекла, почему-то разбиты, облезлая краска на окнах и пустая конура, где когда-то, наверное, жила собака. Он решил туда зайти. Стеклянные банки на подоконнике, некоторые побитые, но все заросшие такой пылью!. Кругом было чисто и все убрано такое впечатление, что в дом должен был въехать новый хозяин. Холодильник, стоявший в углу, был пустой. Одеялом накрытая кровать, деревянные табуретки. Жара стояла неимоверная, Алексей нашел более-менее чистое место и положил туда пиджак. Он расслабил галстук и расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке. Место, где были найдены два трупа, отсюда хорошо проглядывалось, он подошел к окну. Вытер пыль со стола и положил туда отчет экспертов.
«… выстрелы с охотничьего ружья с расстояния сто метров… были убиты …один был убит на расстоянии метра… Патроны калибра.. такого-то»
— «Гм» Значить там, на месте убийства стояли трое, точнее четверо. Это как минимум. Один из них убил другого, а остальных помогли добить выстрелы со ста метров – думал он. — Бред!
Захлопнув папку он решил осмотреть дом с наружи, взяв длинную палку стал раздвигать кусты, которыми поросли уже стены дома. Кроме пары жестяных банок и пустой бутылки водки, ничего он не нашел. Поднял с земли бутылку, глянул год выпуска на этикетке и вспомнил как в те годы расшифровывали слово Водка — Вот Он Добрый Какой Андропов. Такую расшифровку заслужил генсек за снижение цены на популярный напиток. Он сунул бутылку в кулек, который взял с собой и было направился внутрь дома забрать свой пиджак и папку, как взгляд упал на почти отвалившийся кусок штукатурки, выковырнув его пальцем он нашел в стене пулю. Постучав найденной палкой по стене, он нашел еще несколько пуль в ней. Совершенно очевидно, что разбитые стекла как раз из-за того что по дому стреляли. А никак не из-за того что в него кто-то лазил, да и брать там нечего, а если бы бомжы или хулиганы так был бы беспорядок дома.
«Что ж здесь все-таки было тридцать лет назад?»
Собрав все найденные пули в кулек он, забрав свои вещи, направился на то место, где были найдены трупы.
Покрутившись на месте, он ничего не обнаружил по началу. Ну, и не удивительно прошло уже столько лет. Он обошел одно дерево другое, тем не менее, нигде ничего. Но тут наткнулся на какой-то предмет. Алексей наклонился — нож, возможно охотничий, лезвие все ржавое, рукоятка в грязи, вытащил из кармана кулек и бросил его туда, вскоре он нашел еще и пару гильз. На этом его находки закончились. Он еще ходил по округе, но ничего. Раздался телефонный звонок
— Леня ты идешь? — Филатов спрашивал на фоне какого-то шума. Было понятно, что проставон от нового члена коллектива в самом разгаре.
— Леня…нет … я иду — Алексей понял, что лучше согласится, чтоб не слушать долгие уговоры друга и то кто он после этого если не придет на пьянку.
— Бросай все и иди! Такая телка… я бы ее жахнул.. — сказал Филатов, уже куда намного тише в трубку.
— Ладно.. сейчас… буду. Жахальщик хренов — он сунул трубку в карман.
Осмотревшись по сторонам, еще подумав немного, Алексей направился к зданию местной администрации по дороге спросив у сельчан где оно находится.
Здание местной администрации имело П — образную форму, было двухэтажным. С недавно обновленным фасадом. Правда благосостоянию администрации можно было позавидовать сплошь стояли Мерседесы и БМВ. Алексей, быстро взбежал по ступенькам и открыл двери. Пройдя по длинному коридору, он подошел к двери с надписью приемная.
— А Владимир Владимирович сейчас занят, — отрапортовала ему секретарша лет пятидесяти. Во всем ощущалось, что это поселковая администрация, и по открытому окну, и по стоявшим на подоконнике цветам, полевым в вазе и по очень простенькому ремонту помещения.
— Дань моде или тезка? — увидев, что секретарша растерялась, он продолжил — Ладно шучу. Я из прокуратуры. Сообщите, что я здесь.
Алексей много раз уже замечал, что слова прокуратура имела магическое слово, часто из-за него прекращались важные совещания, встречи с проститутками на рабочем месте и прочие разные разности. Вскоре из кабинета вышла молоденькая девица и, Алексей вошел.
Его встретил мужчина лет пятидесяти, среднего роста, полный, в белой рубашке и с галстуком, он протянул ему руку и улыбнулся, блеснув белизной зубов не хуже чем в рекламе. Хоть он был уже не так уж молод, но выход молоденькой девицы Алексей быстро объяснил — мужчина интересный седина только украшает, крепкое рукопожатие пожалуй говорит о том что он занимается спортом и хоть и есть маленький животик человек еще был привлекателен для дам.
Алексей пожал руку, и хозяин кабинета предложил присесть.
— Чем могу… нашей прокуратуре?
— Меня зовут Алексей Сергеевич Мартынов, у вас на болотах…
— А.. — мужчина не дал договорить. — ой, простите, — остановил он сам себя.
— Ничего говорите. — кивнул ему Алексей в знак согласия.
— Я, Владимир Владимирович, глава местной администрации… Нехорошая там была история… Но вы лучше опросите местных я так.. все по слухам знаю.
— Что там за лестное хозяйство было? — поинтересовался Алексей.
— Было такое, территория Подмосковья разрасталась, а тогда леса здесь было больше, были лесники, ну охраняли территорию. Когда пошел у нас капитализм, пошли застройки, так и постепенно должность эта была упразднена.
— Кто работал там? Я хотел бы глянуть бумаги.
— Минуту — Владимир Владимирович нажал пару кнопок и пробурчал приказ сходить в архив и принести документы. В ожидании секретарши они дежурно перекинулись парой предложений на отвлеченные темы, выпили еще по чашке кофе и после этого в дверь постучали.
— Да,.. а Лидочка проходи.
Зашла секретарь и подала документы. Владимир Владимирович взял увесистую папку и перевернул пару страниц. Секретарша вышла.
— Ага — проговорил он — ну вот и 1981 г — перевернул еще несколько листов и взгляд его стал серьезней и он опять нажал дежурные кнопки и крикнул
— Лида. Быстро зайди!
Вновь появилась секретарша.
— Это, что такое?!
Она виновато подбежала и с изумлением взглянула.
— Я не знаю… я – она стала жестикулировать — Владимир Владимирович… вы же знаете я… она совсем разволновалась.
— Что там? Вы мне-то скажите — с этими словами Алексей привстал и ему протянули папку. Все указывало на то, что были выдернуты именно фотография лесника и его личные данные
— Кто касался архива последний раз? — спросил Алексей.
— Да, никто, туда давным-давно никто не лазит — оправдывалась секретарша размахивая руками и стараясь ими же вытирать слезы с лица.
— Лида! — начальник хлопнул ладонью по столу.
— Я вам говорю — крикнула от обиды секретарша — никто!
— Вы… садитесь. Успокойтесь. Вас никто не обвиняет. Вспомните — кто имеет туда доступ — успокоил ее Алексей и посадил рядом с собой, начальнику он кивнул — мол, прекрати, не надо.
— Ну, никто, доступ имею я, у нас администрация то маленькая и за чем набирать лишний штат плюс я сама то справляюсь.. даже не знаю — объясняла она.
— Лида… что подозрительного было? — спросил Алексей.
— Ничего я же говорю вам, ну.. нет ничего припомнить не могу.
— Вы знаете, никого не могу припомнить — это почтальон, сантехник, участковый, те люди, появление которых у нас всегда вызывает доверие..
Она почему-то улыбнулась и оживилась
— Ой, вы знаете, да! Да! А вы правы, ну сантехник у нас там велись работы…
Тут вмешался начальник, не дал договорить.
— Здание старое вот меняем везде трубы, на пластиковые, ну и.. наверное, оставили его без присмотра.
— Может быть, ну вот только это так… архив то на ключе у меня всегда — сказала Лида, глядя то на одного, то на другого — да и сантехник пьянчужка.
— Лидочка я могу покомандовать – принесите нам с Владимиром Владимировичем, стакан воды холодной, вроде и не жарко но.. пить хочется.
Она вышла. Пока ее не было, Алексей спросил.
— Что это за сантехник?
— Да, может это еще и не он. Так, шабашники ребята, одной знакомой знакомые.
— Дайте координаты — Алексей подошел поближе к собеседнику
— А… — замялся начальник, — а чего ты ее за водой отправил? — и улыбнулся при этом вопросе
— Беречь надо кадры. Чего разволновал бабу? — назидательно спросил Алексей — Сейчас она пройдется и успокоится…
— Эт ты психолог… — заулыбался начальник — вот тебе — достал он из стола визитку и протянул Алексею.
— Ага, понял.
Зашла Лида, принесла холодной воды, он выпил и попрощался —
— Кстати, а чего иномарки дорогие? Злоупотребляете нацпроектами…. – спросил Алексей, неожиданно обернувшись — Шучу!
— Всего хорошего — сказал ему директор
— Всего хорошего — кивнул Алексей.
Далее он направился знакомиться с местным населением. Первый дом, который стоял к лесу был дом Деда Трофима.
— Дедуль, а ты пойдешь сегодня за грибами? — внук сидел за столом и смотрел на деда.
— Нет, внучек, вчера много принес, мы с тобой и пирогов наделаем и так поджарим.
Дед Трофим, погладил внука по голове, тот заулыбался, у них была полная гармония, внуку было 6 лет, был послушный мальчишка, светловолосый, любопытный как все дети, со временем стал проситься к деду на лето, а не в пионерлагеря, с дедом хорошо было он и рассказы знает всякие и за грибами можно сходить и за ягодами, да природа тут отличная и на рыбалку можно, на здешней речке устроили катание на лодках, раздолье было большое. С соседскими детьми внук Сережка ладит, ну, как ладит, не без драк конечно, но деда, как он его называет — это все-таки первый друг. Сын-то перебрался в город и его звал за собой, хибара стариковская становился негодной. Но, как дед остался один, в память о своей бабке, с которой прожил более полувека, не стал ничего менять. Дед поправил рубаху, провел рукой по волосам еще имевшимся на голове и не таким уж седым в его 75, посмотрел с улыбкой на внука.
— Вот еще зубы поставлю и будет у тебя дедушка хоть куды. .. Или хоть сюды — добавил дед — Пошли дрова рубить, мне нужны сильные руки.
— Деда, пошли. — внук свернул свои листки бумаги карандаш и зашагал с дедом. На дворе хорошо было, солнце еще не припекало, пахло травой, дул легкий ветерок, собака лаяла, кружась вокруг обоих мужчин. Внук ее обнял и молодая овчарка со свойственной ей страстью, принялась его облизывать.
— Так, внучек, я за топором. — Дед Трофим было обернулся, как увидел человека в форме подходящего к ограде.
— Я Алексей, Мартынов из прокуратуры!
— Ну, чего кричишь-то заходи, мил человек. — дед подошел к калитке и открыл ее. Алексей вошел.
— Я хотел поговорить с Вами. Вы Трофим…..?
— Поговорим, пойдемте в беседку, — дед рукой показал куда нужно пройти — Вы присаживайтесь, а я Вам молочка принесу — предложил дед Трофим.
— Не надо, не выдумывайте — Алексей закивал головой из стороны в сторону, но было бессмысленно спорить. Дед удалился, а через время пришел с кувшином и двумя чашками.
— Холодненькое — прокомментировал он. Поставил кувшин на стол и присел рядом.
Я старший следователь прокуратуры Алексей Мартынов — он достал удостоверение. Дед взглянул на него, позвал внука, чтоб тот поиграл с собакой, пока он побеседует. И уставился на посетителя.
— У Вас два трупа нашли…. — начал Алексей.
Дед ничего не сказал, только кивнул.
— Что-нибудь знаете на эту тему?
— Да, — дед вздохнул — давние это ребята. Была у нас тут история нехорошая лет так тридцать назад. Тут дом лесника недалеко, раньше там были болота, ну а дом ставить было негде, в общем поставили.. считай на болоте. Бегала одна пара, они ко мне все за молоком приходили. Туда на свиданку, красивая она была, баба ейная. Да и паренек тот был ничего, вот знаешь... Можно на ты?
Алексей кивнул
— Вот, как две половинки одного целого, как вот друг для друга созданные, а потом как-то что-то сталось перестали они ходить, а то вдруг он один пришел, расстроенный сильно, ливеняка сильный был тогда, я говорю
— Где твоя кровинушка-то? А он грустный такой. Она замуж вышла.. А потом как-то прибежал веселый… жалко парня! — при этих словах дед расстроился, положил голову на руку и чуть было не заплакал — придет она!... Эх..
— Так, а? – Алексей сделал гримасу, означающую — мол что ж было дальше?
— Стрельба была дальше — понял дед его реакцию, а что там сталось не ясно. Там лесник был, думаю, он им хату сдавал.
— Вы помните этого лесника? Прости, что перебиваю.
— Да.. так середина на половину столько лет прошло пару помню, все перед глазами стоят, а лесника… нет.. скорей нет, не вспомню.
— Понятно. Трофим Матвеевич ты хорошо здешние края знаешь?
— Ну, всю жизнь живу. Че ж не знать то мил человек.
— Я к тебе зайду, если чего покажешь мне местную округу?
— А что ж заходи мил человек — согласился дед.
— Да, и молоко у тебя вкусное. Искуситель — улыбнулся Алексей, сделав очередной глоток.
Они попрощались. Дед Трофим проводил его до калитки и пошел к внуку.
В здание прокуратуры он попал уже под вечер, нужно было заехать еще к экспертам и отдать патроны и нож, найденные на месте преступления. Он поднялся на второй этаж, прошел мимо приемной, Любы уже не было, значит и отец пошел домой, Алексей прошел в конец коридора и открыл дверь в кабинет, где проходили все массовые гуляния прокуратуры: дни рождения, повышения по службе, вливания в коллектив и много-много еще причин, указанных в нашем календаре красными датами. Стояли пустые бутылки у стола. На столе кроме грязных тарелок было еще пару нетронутых блюд, пепельницы, окна открыты.
— Значит курили здесь.
«Засранцы!» — подумал Алексей.
Кто-то мыл посуду, было слышно, что текла вода. Он бросил папку на стул и присел. Послышались чьи-то шаги. Из-за угла вышла женщина лет 30. Красивая шатенка, волосы, зачесанные назад, выразительные глаза, пухлые губы. Приятная улыбка.
— Вы Алексей? — спросила незнакомка — Я Катя ваш новый сотрудник. Все ушли, а Сергей Леонидович попросил остаться вас накормить.
— Накормите меня — сказал он как-то задумчиво и грустно, глядя на новую сотрудницу. Потом встал
— Катюш, я одну вещь сейчас сделаю, я быстро, посидите со мной?
Она развела руками в стороны
— Вы так убедительно просите.
Он замялся. В кабинете Алексей достал со стола пакет с надписью «Улики для вашего нового дела» и вытащил оттуда один патрон, поставил рядом с ним тот, который нашел в лесу.
«Один и тот же! Братья близнецы! Экспертов я, конечно, подожду» — подумал он. Затем закрыл кабинет и вернулся к Кате.
— Вы устали? — она присела рядом. Он кивнул — мол устал.
— Выпейте со мной — обернувшись к ней сказал Алексей.
— С удовольствием — она его поддержала — Давайте я за вами поухаживаю — она взяла тарелку и положила два вида салатов.
— Спасибо — он приободрился. — Я так без обеда и просидел.
— Драсьте вы что?! — Катя села напротив, сложив руки на коленях, и вовсю смотрела на него, как он поглощал содержимое тарелки.
— Если вы будете продолжать на меня так смотреть…
Она поняла что смущает его, взяла тарелку в руки
— Присоединюсь.
Алексей налил коньяка в рюмки
— За знакомство! — поднял он бокал.
— За знакомство — ответила Катя.
— Как вас встретили? — спросил Алексей
— Да, нормально, хорошие ребята. С папой вашим уже пообщались.. Филатов это.. без комментариев..
— Ну, да … как-то так — ответил Алексей. – А чего ты перевелась?
— Семейное. Не хотелось бы говорить.
Алексей кивнул в знак согласия.
— И тут к дому ближе, я на той работе добиралась долго, а тут буквально две троллейбусные остановки.
— Я тебя провожу? — спросил Алексей.
— Будет приятно — она улыбнулась, а потом спросила — Ну, а Вы как здесь? Ты с дела так поздно?
— Лучше доделать и не думать ни о чем, а я сделал все, что хотел. Так, что я спокоен. Район тихий, городская только вот вопить что-то стала в последнее время, а так… нет ну работа есть, но не так как раньше когда тут.. мне, кажется, ночевали.. Горяйнова мочканули у нас, слышала? Это прям целое событие для района, такая честь — стал иронизировать он.
— Слышала, Филатов просвятил… Леш, а он сам? Вроде приятный мужчина… а один.
Алексей повел бровями — Не знаю, мне вообще кажется, просто время ушло, вот он и один, или его не пришло, ну это такие большие философские вопросы ответ на них знает только Господь Бог, а так мы-то… так поговорить пожаловаться на жизнь и не более.
— Пожалуй — Катя улыбнулась.
— Я сейчас перекушу и помогу тебе разобраться с посудой.
— Леш, Это бабье дело… не выдумывай.
Но спорить было бесполезно, он помог помыть посуду и проводил барышню до дома.



— Чего ты вчера не пришел та? Классно было! Катя конечно находка — Филатов позвонил когда Алексей вел машину.
— Леня, я сплю еще — ответил Алексей
— Как спишь? — удивился тот.
— Ну, образно говоря. Еду к Елене Скрынник. Но я сегодня на работе буду.
— Хотелось бы, а то отца вызывают в городскую..
— А чего такое? — перебил Алексей.
— Хотят забрать дело — пояснил Филатов.
— Какое такое дело?
— Твое, об этих двух трупах на болотах.
— Гм, — ухмыльнулся он недовольно — любопытно. Я рад, что вы хорошо погудели, я позже заезжал с Катей познакомился. Приятная девушка...Ладно Лень пока.. Алексей положил трубку и быстро набрал скорость.
Улица Шепелева, находилась в частном секторе. К нему он уже как раз и подъезжал. Снизив скорость, он стал всматриваться в нумерацию домов. Дом 33 был двухэтажный и смотрелся уж очень по-новому среди стареньких построек, было видно, что возвели его недавно, не убрали еще песок рядом с домом, да и забор был неестественно чистый для частного сектора. Алексей остановился и вышел из машины. Позвонил в звонок на воротах. Раздался лай собаки.
— Иду, иду — Мить открой — кто-то крикнул. Голос, похоже, был женский. Появился охранник высокого роста худощавый молодой человек в форме и с рацией в руках.
— Вы…? — протянул он.
— Старший следователь прокуратуры Мартынов Алексей Сергеевич.
— Что вы хотели?
— Госпожа Скрынник, здесь проживает?
Охранник кивнул
— Я хотел бы с ней поговорить.
— Повод беседы?
— Молодой человек! — не слишком ли много вопросов для охранника?! Я ведь могу вернуться и не один.
— Ладно, не заводись — попятился он назад — Сейчас вызову. — Лен, — он сказал в рацию.
— Да,
— Прокуратура
— Прокуратура? Ну, я не знаю.. пусть пройдет… проводи я оденусь.
Охранник кивнул и провел его в дом
Алексей прошел в небольшую гостиную. Сел на кожаный диван, черного цвета, положил папку на стол и стал ждать хозяйку. Вскоре она спустилась. Это была женщина среднего роста, с длинными каштановыми волосами, которые ложились на плечи, на ней был халат коричневого цвета, она засунула руки в карман и подошла ближе.
— Добрый день. Меня зовут Елена Скрынник, чем могу быть полезна отечественной прокуратуре? По ней было видно, что она плакала и эмоции свои пыталась скрыть улыбкой, но выходило у нее явно не очень.
Алексей представился. После он спросил.
— Лен, можно на ты?
Она кивнула.
— Скажите Петр Скрынник, кем Вам приходится?
— Это мой папа, но он пропал 30 лет назад… Подождите вы нашли! — она привстала при этих словах.
— Вы присядьте, нашли.
— Боже мой — она схватилась за грудь.
— Ну, ну вы не волнуйтесь — он старался ее успокоить.
— Да, как тут!... — возмутилась Лена.
— Вам воды? — спросил Алексей.
— Нет, нет — она указала ему на то чтоб присел и села сама.
— Папа, папочка, нашли надо же… Мертв?
— Лена… да, давайте по порядку. Что вы знаете об его исчезновении?
— Мама, рассказывала… Ой, простите. Давайте кофе, а то я не предложила, а беседа будет пожалуй долгой — она встала и направилась на кухню — О папе можно много говорить — пояснила она — Такая новость! Надо же. Ничего себе утро начинается! Ошарашили вы меня! Папа.
— Ничего, ничего… не надо — сказал Алексей, стараясь успокоить
— Давайте кофе — настаивала она.
Алексей кивнул. Елена, уже из кухни, кухня находилась напротив, в конце гостиной рядом с лестницей, продолжила свой рассказ,
— Вы знаете папа у нас был… в общем не совсем законопослушный товарищ. По вашей части. Он сидел два раза, все радовался, что количество лет на зоне записывается в стаж для пенсии… Через минуту она принесла кофе и села.
— Ну, и как он пропал?
— Мама мне рассказала, впрочем и сама немного помню, я тогда маленькая была. Дядя Сергей позвонил нам, и они о чем-то говорили с папой на крыльце. Папа у меня был здоровый сильный, на плече такая тату была — паутина. Потом он зачем-то пошел в чулан, мама побежала за ним и они долго ругались. Папа крикнул.
— Не кричи при ребенке! — Он хороший был добрый, всегда меня защищал…. Ой, я, наверное, чего-то не то рассказываю?
— Нет, нет, нет – Алексей кивнул, продолжайте, как вам удобно.
— Баловал меня часто, мама все за это его ругала. В общем, он крикнул тогда — Ты знаешь, что для меня Серега значит! Мама крикнула — А, я? А дочь?
— Дочь не тронь!
— Убьют ведь Петь. Убьют! – мама долго пыталась его уговорить, но если вместе сидели, то… это диагноз — сказал она с осуждающими нотками в голосе.
Он взял винтовку и ушел.
— Что за винтовка?
— Охотничья, разрешение было, мама тогда долго плакала. А потом пропал, ну и … в общем… Когда можно поехать на него посмотреть?
— Да, хоть сейчас — Алексей вздохнул.
— Я сейчас и поеду — она поставила чашку кофе на стол и стала спешно собираться.
— Простите, может не мое дело — у Вас неопрятности? Вы расстроены? А, что й то вы с охраной? — спросил он ей вслед.
— Да,.. так муж бывший бизнесмен был, вот оставил — я развелась.
— Так вроде рабовладельческий строй отменили? — пошутил Алексей.
— Вы ж знаете — крикнула она ему с лестницы — развод в преступном мире не принимается. Ты отвечаешь и за свою бывшую. Там все нормально, но лучше перестраховаться…
— Понятно. Лен, а можно взглянуть на фото папы?
— Да, конечно — она, как бабочка порхала в своем халате по второму этажу. Вернулась с альбомом, перелистав пару страниц, она была сильно удивлена.
Алексей подошел к ней и увидел испорченные фотографии.
— Понятно… вы что-нибудь с водопроводом делали в последнее время?
— Да, а откуда вы знаете? — удивленно спросила Лена.
— Ну,…описать можете?
— Ага, … она как-то задумчиво протянула — невысокий мужчина, ну я бы сказала среднего роста, в бейсболке лица не особо видно, нос такой картошкой, возраст где-то 55 — 60, но такой крепкого телосложения, сбитый знаете.. Глаза маленькие их особо не видно. Ну.. все…. Может он у меня еще что украл? — разволновалась она и куда-то убежала. Вернулась — нет, вы знаете все в порядке. А к чему это все? — удивленно она стала смотреть на Алексея — На хрена мне охрана!!!?
Он не ответил, а сказал лишь
— Спасибо Лена, поедемте.
Уже по дороге в морг, Алексей спрашивал, что был этот за Сергей? Конечно, Елена была еще ребенком и мало что помнила, но рассказала, что папа с ним сидел и два раза ходил на дело. В морге она быстро опознала своего отца, по тату паутины на плече и по его золотому зубу, и перстню, который был найден при нем.
Ее, конечно, там тошнило и Алексею пришлось ее вывезти в коридор.
— О! Нарисовался уже! Место встречи изменить нельзя! Как ты здесь? — подошел к нему Филатов.
— Да, мы на опознании — указал Алексей на Елену.
— Ага, ну ладно.
У Филатова было одно незаменимое качество, он любого мог быстро привести в чувство, толи действовало обаяние, толи умение всегда рассказать анекдот на любую тему, толи здоровый цинизм, но он помог и в этот раз — быстро привел Елену в порядок.
Названный Еленой адрес, где жил этот друг, Сергей не поражал особой точностью, да оно и неудивительно. Отправив девушку на машине назад. Алексей попрощался с Филатовым и направился еще по одному адресу.



— Миш, ну глянь за детьми, я на кухне уже заколебалась, скоро гости придут — Настя поправила фартук и бросилась к плите.
— Ага, иду — Михаил, мужчина лет 35, в голубых джинсах и белом свитере встал с дивана и направился смотреть за своими сорванцами. Раздался звонок в дверь.
— Миш, звонят, это, наверное, Ксюша, с мужем. Иди. Открой.
— Иду — буркнул Михаил. И направился к двери. Он посмотрел в глазок.
Перед ним стоял мужчина в прокурорской форме с папкой в руках.
— Да?
— Меня зовут Алексей Мартынов, я старший следователь прокуратуры… — при этих словах он достал удостоверение.
— Проходите — пригласил Михаил
— Это Ксюша? — крикнула супруга с кухни.
— Нет, зай…Прокуратура!
— О, Господи! — перед Алексеем вскоре появилась стройная женщина лет 40 с пышными волосами, которые она прятала под платок, вытерла руки о полотенце и подошла, разглядывая нежданного гостя.
— Алексей Мартынов.
— Анастасия … Сергеевна — она задержала на нем свой взгляд. У нее были большие и выразительные глаза карего цвета. Правильные линии лица. Худощавая фигура. Под фартуком скрывалось модное платье. На ногах туфли на высоком каблуке.
Алексей сказал, что у него важное сообщение и предложил присесть. Они прошли в соседнюю комнату, но Михаил их вскоре покинул, так как дети шумели все сильнее и сильнее.
— Это неожиданно… — она была шокирована сообщением о находке и бросила полотенце на стул.
— Анастасия Сергеевна..
— Давайте Настя — она перебила его.
— Хорошо. Насть, надо будет поехать на опознание, но мне бы хотелось задать несколько вопросов, потому как нужно прояснить причины его смерти.
— Ой, Алексей… простите как по отчеству?
— Я откликаюсь на любое..
Она оценила шутку и в данный момент это в чем-то было во-время, так как такое сообщение еще и перед приходом гостей.. это все надо было как-то смягчить.
— Алексей, он был малоприятным человеком, дружил он с неким Петром… Скрынник, что ли фамилия, но я иногда общаюсь с его дочерью, созваниваемся, так она у нас не бывает, мы не стали подругами, они вместе сидели…наши отцы.
— Я был у нее, нашли и её отца..
— А! Ну тогда не о чем и говорить?! Я-то дочь от первого брака, а папа, вскоре встретил другую женщину и решил бросить мать. Надо сказать она была хорошей и папа при ней изменился… Папа знаете… он, как зверь и тут она усмирила зверя, ну и он смотрел на нее, как на чудо… В общем потерял мой папа голову и… влюбился, но барышня эта… она все свою любовь никак забыть не могла, он заподозрил, что бегает она к нему… У меня где-то есть ее фото, чтоб было наглядней.
— Если можно это… было бы очень к месту.
— Да, да — Анастасия встала и оставила его одного.
Алексей осмотрелся. Дорогая мебель, белый фарфор, картины на стенах и видно купленные не у художницы «бабы Маши» на рынке. Вскоре Анастасия вернулась.
— Вот, смотрите, она раскрыла толстенный альбом, и перевернула несколько страниц. Было много фото ее детей, ее мужа, фото со свадьбы, она листала страницы одну за другой.
— Так, это… еще немножко.. Ой, о! Что это? — на одной фото были изображены двое мужчин и одна женщина, лицо которой было исписано ручкой так, что в фото образовалась дыра — Твою мать!!! — она перевернула еще страницу та же история.
Та же история постигла все фото где была запечатлена новая жена Сергея.
– Миша!!! — крикнула супруга.
После такого крика муж появился быстро.
— Миш, че за херня?
Муж подошел ближе —
— Е прст — я.. они в альбом не лазили — он показал рукой в сторону другой комнаты, имея ввиду детей.
— Так, а ну зови их сюда! — скомандовала мама.
Вскоре состоялось маленькое семейное расследование. Перед Алексеем возникли два невинных ангелочка трех и четырех лет соответственно. Вину «подсудимые» не признали.
— Настя, это не они, ну если б они рисовали, рисовали бы не так избирательно, — сказал Алексей свое веское слово.
— Да, пожалуй — закивал Михаил.
— Вы знаете, съездите к Лене? у нее может быть есть эти фото — посоветовала Настя.
— У нее та же история…. Скажите, а у вас исправно работает сантехника, ничего не меняли?
— Откуда Вы знаете? — дивилась Анастасия.
— Да… а чего?... такого — развел руками Михаил.
Тут почему-то все взглянули на детей, вышло это непроизвольно, вероятно у каждого была своя причина. После косых взглядов всех присутствующих, малыши сдались.
— Мамуль, — начал старший, этот дядя сказал, что та тетя очень плохая, а если я кому-то расскажу, то ты теперь умрешь.
— Вот гаденыш! — не выдержала Анастасия
Дети взглянули друг на друга, и снова заговорил старший.
— Мамуль, ты теперь умрешь, да? — при этих его словах, младшая сестра стала плакать.
— Нет, мои хорошие, я не умру, когда дети говорят маме правду, то мама живет на один годик дольше. Понятно?
Они закивали.
— Да, и я дули скрутил — присел перед ними на корточки Алексей.
— Это дядя следователь, он поймает того плохого дядю и посадит в тюрьму, а вы молодцы, маме надо говорить правду! А наш папа не будет шаромыжников приглашать домой!!! Верно папа!?
Михаил почувствовал себя виноватым и опустил голову.
— Точно — тут вступила младшая — правильна, мне Костик в саду говорил, что надо дули крутить, тогда можно все рассказывать.
Все взрослые охотно поддержали эту идею. Попрощавшись с хозяевами и отказавшись от чая, Алексей вышел на улицу.
Размахивая папкой, он направлялся к парковке, на минуту он остановился и задумался — «Кто это мог бы быть? Загадочный.. сантехник.. умрет ваша мама. Чушь! Что там было 30 лет назад?
Сев в машину, он направился в прокуратуру. Ждали отчеты, баллисты уже сделали экспертизу по пулям, другие по ножу, приготовили досье на Петра Скрынника и его друга Сергея Мамаева. Он обратил внимание на небе тучи, солнце еще пыталось пробиться через них, но тщетно. На вечер так откровенно напрашивался дождь.
Зайдя в кабинет, он включил настольную лампу и приступил к отчетам. Пули — калибр совпал, выпущены из одного и того же ружья.
— Гм, любопытно — он перевернул лист и пробежался глазами дальше.
«Петр Скрынник родился в 1947 г. уроженец Москвы. Учился в Москве в 17 школе. Получил среднее образование…. жил там-то и сям-то — проговорил он вслух. В 1972 г., сел за разбойное нападение…. Матросская тишина…. Болезни: зубы…печень — ну еще бы — заключил Алексей. Ясно, что со вторым. «Сергей Мамаев 1945 г. рождения… уроженец Москвы… учился там-то… высшее Юридическое образование — ты глянь засранец! — Гм. Да, да, то, то, се, то — озвучивал Алексей ненужную информацию, которую можно пропустить. Работа в органах. В период с … по… далее — турма! — произнес он вслух — За взятки. А сидел наш нехороший дяденька… да да да — Матросская тишина.
— Вот где вы, гаврики, и познакомились, больше похоже вы нигде не пересекались, — рассуждал Алексей. Он пробежал глазами по отчету еще раз и закрыл папку. Далее нож — … нож охотничий, продавался ранее в магазинах «Все для Охотника»… произведен где-то в конце 70-х годов… — все понятно!!! — он встал из-за стола и подошел к окну, потянулся, желая размять суставы.
«Интересно где Филатов? Кати — новенькой нет, – вернулся к столу, взял телефон в руки.
— Па, я зайду к тебе?
— Заходи, чайку попьем — с удовольствием отозвался Сергей Леонидович. Алексей зашел в кабинет отца.
— Ливеняка сильный па, я даже и не заметил ведь утром было солнце, — Алексей встал у окна, засунув руки в карманы задумчиво смотрел в уже почти темный город от ливня и туч на небе. Дождь барабанил по стеклам, капли отплясывали от нового подоконника поменянного недавно вместе с оконной рамой. В такие минуты в комнате всегда был особый уют. Люба в углу комнаты поставила большую пальму. Где-то вычитав по феншую, что именно там, в этом месте комнаты должен стоят цветок. Отец сам подбирал, какие-то картины на стену. Шкаф цвета лесной орех, стоящий слева от окна был заставлен книгами. Рядом со шкафом стояла тумба, на которой был телевизор, часто на диске смотрели материалы дела. Алексей обернулся на уже немолодого человека, трудящегося над очередной директивной бумажкой.
— Ну, че ты на меня смотришь? — спросил отец опять взглянув поверх очков и улыбнулся.
— Нет па.. я, ты.. знаешь — Алексей почему-то растерялся не зная, что сказать.
— Я еще повоюю. Ты мне поверь! — уже отложил папку он. – Выпей со мной чашку кофе, со стариком..
— С удовольствием – ответил сын.
— Люба.. кофе, — сказал он, нажав несколько кнопок.
— Чего-то узнал по делу? — спросил после паузы Сергей Леонидович.
— Какая-то запутанная история, мне вот еще непонятно почему городская так возмущается по поводу этого дела.
— Пусть возмущается у каждого своя работа.. забей. Ты меня так всегда учил?? — отец оживился, ему нравился молодежный сленг, может от употребления его он и сам становился моложе.
— … Пап, а почему я так люблю дождь? Мне при этом так спокойно.. — спросил он так задумчиво глядя в окно.
— Не знаю, мать у тебя дождь любила.. гены..
— Или крокодилы — перебил его сын.
— Городская давит сильно, но ты работай, а там, я думаю, все решу — пояснил отец.
— Вы все сидите — в комнату вбежал весь мокрый Филатов, — а там вы не представляете что! Дождяра сумасшедший, я вот тут бумажки принес — он залез рукой в такой же мокрый портфель и вытащил файл с документами.
Отец с сыном переглянулись.
— Черкани на обыск в квартире Севрюкова, друган Горюнова — взглянув на Алексея пояснил Филатов. Сергей Леонидович все подписал, уходя, Филатов в дверном проеме обернулся — Сергей Леонидович, ну вы на меня не обижаетесь? Мы по-прежнему успешная команда? — (фраза из нового американского блокбастера вызвала улыбку у всех присутствующих)
— Иди уже!!! — махнул на него Сергей Леонидович.
Филатов исчез также неожиданно, как и появился.
— Не человек, а ураган — заключил Алексей.
— Не знаю, как ты с ним общаешься, хотя ты и не с такими сложными людьми всегда находил общий язык — отец совсем повеселел. Алексею нравилось видеть его такого, после смерти матери это не так часто было.
Тут в дверь постучали, вошла Екатерина
— Сергей Леонидович, отказ по возбуждению, вы просили — я написала.
— А, да, да давай гляну, ты присядь – указал он ей рукой на стул
— Па…прости, перебью.
— По взгляду понимаю просить что-то будешь — отец заулыбался, все как в детстве было все так и осталось: тот же взгляд из-под лобья, тоже – па.
Алексей кивнул — Па… — и от повторения засмеялся — а можно я на сегодняшнем совещании присутствовать не буду.
— Нууу те начинается, ты вообще туда захаживать собираешься? — отец снял очки и откинулся на спинку кресла.
— Па..
— О! Опять па, иди уже мучитель — вот работник!.. Слушай Леш, заедь на квартиру матери, а?
— Там нужно что-то? Или просто побыть?
— Ничего, особо, цветы полей, мы давно туда не заходили и так глянь что там.
Алексей кивнул.
— До завтра па.
— До завтра, — отец улыбнулся и переключился на Екатерину.
Подойдя к квартире матери, он провернул привычные два оборота и открыл двери. Задвинутые на окнах шторы. Темень непроглядная. Он достал мобильник и подсветил себе дорогу к окну, раздвинул шторы. Открыл окно. Вечер уже опускался на город, вдали на небе красовалась полоска заката, в квартиру внесся уличный шум: подъезжала иномарка к подъезду, какого-то мальчишку звали домой из окна. В квартире стало светлее. Старенький телевизор, покрывшийся пылью, диван, журнальный столик. Алексей осмотрелся и пошел в ванную, по пути снял прокурорский пиджак и кинул его на стул, в ванной нашел какую-то тряпку, намочил ее слегка и пошел вытереть пыль. Маме нравилось тут быть. Она часто оставалась здесь одна.
— Сереж мне отойти надо — говорила она отцу. — Я буду на Вернадского...
«Здесь действительно приятно — подумал Алексей. В комнате стояли огромные стеллажи с книгами, они были под самый потолок. Книги по юриспруденции, художественная литература. Она много читала. Любимый отдых был — в кресле укрытой пледом сидеть и читать книгу. Польский гарнитур лесной орех, хрусталь очень древний в стенке, фото бабушки и дедушки на ней. Кресла кожаные, мама брала их на какую-то получку — вспомнил Алексей. На журнальном столике стоял чайный сервиз, отец когда-то сказал: «Тут чувствуется ее присутствие, она была чайовница, пусть чашки будут на столе. Мне кажется она еще здесь, сейчас выйдет с ванны, скажет — Серень, налей чайку…» После этих слов он всегда плакал, надевал очки чтоб сын не видел. Хотя чего было скрывать? Все взрослые люди.
«Очень пыльно. Пропылесошу, ну, наверное, уже завтра» — подумал Алексей.
Он пошел на кухню, по дороге домой он забежал в магазин, надо было чем-то поужинать, включил свет. Вспомнились бабушкины слова.
— Ой, Леш, я вот это боюсь электричества — она была старая, ей было 79 когда она ушла.
Семья ее много скиталась, жили они в нищете, и все блага цивилизации были в диковинку.
Когда Алексей в чем-то обижался на мать или отца, в основном это было в детстве, он всегда думал
— На что там обижаться? Ведь еще прабабушка в анкете писала — малограмотная. Чего от предков ждать? Он открыл кран, помыл руки и принялся готовить ужин.
После, устроившись на диване перед телевизором, он заметил, что рядом с ним стоит старый видеомагнитофон, тогда в 70-е это была роскошь, но у мамы был.
— Кассета вставленная, гм — подумал Алексей, наклонившись над видеомагнитофоном, он нажал play.
— … Алеша, ну ты не прав — говорила мама, одетая в летнюю шляпку которые носили на югах, на теле была какая-то накидка, под ней купальник, она смотрела, раскрыв рот, на какого-то мужчину, он стоял к камере спиной и Алексей не мог разглядеть его лица единственное, что было видно — шатен, средний рост, одет в легкую рубашку вишневого цвета.
— Вер, ты просто чудо таких женщин нет, и больше не будет, – она замерла, услышав все это, он подошел ближе и поцеловал ее в губы и судя по всему очень и очень нежно.
— Ой, нас снимают, — первая заметила мама — ее попутчик обернулся на камеру и связь прекратилась
— Гм, — Алексей обратил внимание на дату записи и продолжил смотреть дальше. Это было где-то на юге, было много кадров у моря, на пароходе, была запись какого-то вечера, в ресторане. Алексей все всматривался в своего тезку, мужчина был красивый, маме нравились такие и статный. Он очень гармонично смотрелся с мамой,
Алексей посмотрел еще немного и почувствовал, что уже засыпает, нажал на пульте off и уснул.




— Трофимыч, открой! Трофимыч, открой! — мужчина среднего роста, плотного телосложения, стоял у калитки деда Трофима и кричал, что есть силы. Он был сильно взволнован, и потому, как с него стекал пот, было видно, что он пробежал уже не один километр.
Он вытер пот со лба и продолжил свое
— Трофимыч, открой!
— Ну, че ты орешь-то как ненормальный Колюнь? — выбежал со страху дед Трофим еще и с винтовкой в руках.
— А че ружо то? — поинтересовался Николай. Указывая на него рукой.
— Чо? Чо? Через плечо! Ты орешь, как ненормальный, а тут ребенок у меня. Шо надо?
Николай отдышался и произнес
— Мужик там! — И выдохнул. Дед от удивления замолчал, обернулся на своего внука, который уже высматривал, что там происходит, приподняв занавеску.
— Нууу? — протянул он — какой мужик-то?
— Мертвый — тихо произнес Николай.
— Господи Исуси! — дед вернулся в избу, приказал внуку никуда не выходить, а сам отправился с соседом смотреть, что же все-таки произошло.
— Где ты его взял-то?! — недоумевал по дороге дед.
— Трофимыч, я переехал недавно, вот добрался до природы, ну хожу с утра траву собираю, как ты учил там чаек попить и прочее и тут у дерева лежит, я думал плохо ему, подошел, а он с пулей во лбу и глаза обведены…. Возле дома лесника помнишь?
— От ты ё мое.. не угомонится красавица..
— Какая красавица? – перебил сосед.
— Да.. я так ляпнул.. никакая! — Дед Трофим поправил ружье на плече.
Они еще немного прошли и Николай произнес
— Вот он! — указав на тело пальцем.
У дерева лежал труп мужчины, на голове у него была бейсболка, одет он был … в синий комбинезон весь испачканный в мазуте.
— Сантехник чели? не пойму я… может живой? – произнес дед Трофим.
— Не.. какой там. — Николай подошел..
— Ничего не трогай там, я щас в милицию брякну — скомандовал дед.
— Я чуть, — он приподнял чуть выше бейсболку и они увидели во лбу пулевое ранение.
За пазухой что-то лежит.
— Колянь не лезь!! — уже крикнул дед.
— Все! Все! — тот замахал руками и отошел в сторону.
Дед Трофим вытащил мобильник с кармана и набрал номер Алексея.
— Алексей Сергеич, у нас труп.
Вскоре вся бригада была на месте.
— Привет Трофимыч — Алексей протянул ему руку.
— Драсьте… Николай, я – сосед – не дал поздороваться с дедом Алексею, и взволнованно протянул руку.
— Где? — спросил Алексей, глядя на деда Трофима.
— Да, вот у нас — и тот показал труп.
Алексей, Катя, медэксперт Гаврилов, участковый, фотограф подошли ближе.
— Сантехник, — после паузы, сказал Алексей. — Мой сантехник. Ну, судя по описаниям. Все сходится.
За пазухой у него торчала какая-то бумага. Алексей надел перчатки и аккуратно вытащил. Это была не бумага, а фотография, на ней было несколько человек в камуфляжной форме и женщина, в которой он без труда узнал…. Свою … мать.
— Е… мать — он отошел в сторону.
— Чего ты Леш? — спросила Катя и подошла ближе.
— Не.. Катющ, нормально. Все занимайтесь — дал указания Алексей и отошел в сторону.
Та кивнула и поняла, что лучше согласится с тем, что все нормально. Она повернулась к группе и запустила весь процесс своей коронной фразой
— Приступим господа.
Все как-то переглянулись – господами всем стало быть очень приятно. Медэксперт Гаврилов поправил свой берет, и взглянул из-под него на Екатерину
— Начнем, иди, присядь сюда, и приступим — он смастерил ей искусственное рабочее место на каком-то пне, надев перчатки, принялся за дело
— Пиши. Обнаружено тело мужчины, среднего роста в синем комбинезоне испачканном… судя по всему мазут, на голове бейсболка синего цвета, на вид лет 50 — 60, плотного телосложения.
Гаврилов снял с него бейсболку — Леша подойди сюда!
Алексей подошел.
— Смотри — Гаврилов указал, что глаза на трупе были обведены черным маркером. Во лбу было пулевое отверстие.
— Я понял — он ответил сухо и обратился к деду Трофиму и его соседу — Мужики пойдемте мы с вами побеседуем в дом — он указал рукой на дом лесника. Те кивнули
— Ребята я там – показал он группе, где будет находиться. Они зашли в дом, присели.
— Трофимыч — обратился к деду Алексей, скажи — эта женщина на фото та, о которой ты мне рассказывал? Она здесь была со своим мужчиной?
Тот взял фото
— Она красавица — и заулыбался — Она, помню ее.
— Ясно. Итак, давайте по порядку.
Николай начал свой рассказ, а у Алексея крутилось в голове
«Может он ничего не знает. Как ворошить прошлое? Может, мать ему изменяла? Да, ну бред! Мать? Изменяла? Чушь!»
— Я в сад пошел вечером, — стал рассказывать сосед Николай — ну, как сад – у меня тут три дерева растет.. весь сад, электричество у меня там, включил лампочку и работаю себе, плюс свет из окон дома идет, и тут слышу – машина едет. Смотрю, шестерка белая, так проехала мимо, но я удивился. В такое время и машина, тут от поселка-то осталось шесть домов, да и те … вообще никто там на машине не ездит. Ага, вот. И тут машина остановилась и вышел мужчина такой высокого роста и вытащил что-то из багажника, смотрю типа пакет большой ну уж очень большой и потянут он его сюда к болотам….. Я вот, наверное, вскоре еще раз дедом стану. Дочка у меня, а тот один живу, иногда внучка заедет. Машка-то ее поздно родила.
— Николай, давайте ближе к делу – перебил его Алексей
— Я думал, что вы меня не слушаете — удивленно посмотрел на него сосед Трофима Матвеевича.
— Все в порядке – Алексей улыбнулся
— Ах, да вот. Я к оградке – думал Матвеича шугануть – а тот спит, ладно, проследил я за ним. Поволок он этот кулек на болота.. ну туда я не пошел – побоялся я.
— Это никогда не помешает, так что все правильно вы сделали. А как вы в такой темноте разглядели модель машины, и цвет. Темно ведь? — спросил Алексей.
— Подбежал я вовремя, да живу здесь один — вон из-за каждого шороха дергаюсь. Я вообще городской, а тут вот пришлось переехать в деревню. Матвеичу хорошо, он не слышит ни хрена, старый уже.
— Вот, прям грамотный, ты какой! — завозмущался дед Трофим за критику.
— Номер машины?
— Запомнил я. Вот записал даже – при этих словах сосед Николай передал Алексею лист бумаги
— 043 ХА
— Это…?
— Все что увидел, — развел Николай руками — а утром уже пошел я туда и смотрю мужик! Труп ! Испугался я сильно вот к Матвеичу и побежал.
— Дальше Леш, ты все знаешь — добавил Трофим Матвеевич.
— Как-то так. Матвеич, а еще на этом фото ты узнаешь кого-нибудь? — он протянул ему снимок.
— Нет — ответит он твердо и замахал головой из стороны в сторону.
— Ясно — Алексей взял снимок и положил его в папку. Они все на какое-то время замолчали. Когда пауза затянулась Трофим Матвеевич и его сосед стали посматривать на Алексея, тот сидел и о чем-то напряженно думал.
— Трофим Матвеевич, ты.. — сказал он — сходи завтра со мной на болото, ты мне обещал мне нужно четко понимать, что тут было раньше: какие тропинки, где могла проехать машина, где не могла..
— Сделаем, а че ж, конечно — дед кивнул.
— Ладно, мужики идите. Я — взглянул он уже на деда Трофима, — часов в 10 зайду. Как ты?
— Самый раз, позже не надо, а это да. Я позже в собез хотел съездить.
— Все договорились, ну спасибо вам — он пожал им руки и присел снова на стул. Мужчины ушли. Он погрузился в свои мысли и решил, что отца пока не надо в это во все посвящать. Вскоре пришла Катя.
— Леш, я все записала.
— Все? Нам здесь делать нечего? Ты прости мне нужно было отойти, я .. — опять как-то замялся он.
— Все нормально, чего ты? Ты взволнованный какой-то.. Леш.
— Я тут ты знаешь… — он опустил взгляд.
— Пошли кофейку попьем, тут недалеко, или просто по лесу пройдемся — предложила Катя.
— Да, пошли, пройдемся, но с пользой для дела, надо зайти в райадминистрацию…
— Зайдем, зайдем, и туда зайдем и сюда зайдем — она отвечала в шутку, подняла его с места и вывела из дома.
В здании администрации без труда узнали сантехника. Во всех остальных местах – тоже.
Анастасия Сергеевна. Мать двух маленьких детишек еще и признала в матери Алексея свою мачеху.
— Это та женщина, лицо которой было исписано ручкой этим горе–сантехником. Надо же – в доме побывал неизвестно кто, а мы пустили, — сказала она тогда Алексею.
— Анастасия Сергеевна, а кого-нибудь из этих мужчин узнаете?
— Папа!!! — она пристально взглянула на фото — да, папа! Это папа! — добавила потом уже с грустью.
С Катей он все-таки попрощался, был еще один дом, в который ему надо было зайти. Идея эта ему не доставляла удовольствия, но работа есть работа. Дела были личные и Кате, пожалуй, не стоило это все слушать. Здесь в этой деревне жил дядя Толя, мамин большой друг, он его помнит еще с тех пор, когда тот играл с ним в детстве, держа его на коленях и писал свою диссертацию, они уже давно не виделись, но мать часто о нем говорила. Они были очень большие друзья, поплакаться на жизнь, мать ездила всегда к нему, отца это бесило
— Ну, какая дружба между мужчиной и женщиной!? Ладно, хрен с ним, Вера, но ты посмотри каким глазами он на тебя смотрит! — как-то говорил отец.
— Сереж, ты мне не доверяешь?
— Вера! Вера! Вера! — тебе-то как раз доверяю! — пытался отец в чем-то убедить мать — А вот ему нет.
— Сереж!
После этого Сереж — он с ней соглашался. Недовольно кивая шел в другую комнату. Когда мать умерла, они вообще рассорились. Дядя Толя почему-то упрекнул в этом отца. Отец в ответ промолчал. Сын, конечно, принял сторону отца, но почему-то какая-то внутренняя симпатия в нем всегда была к этому человеку. Он был чуть выше среднего роста, сильный с выразительными чертами лица, свойственными уверенным в своей правоте людям. Седина, появившаяся у него лишь в пятидесяти годам, только украсила его. Он был женат, но вскоре развелся, заботился о своем сыне от первого брака. Отец все говорил матери — Тебя ждет! – имея ввиду причину развода, мать злилась, но правда всегда отцу прощала.
Дорога к дому была недолгой, улицы в поселке были маленькие. Дом дяди Толи стоял в самом конце поселка, за ним начиналась лесополоса.
Подойдя, он пару раз нажал на звонок, и, вскоре послышались шаги. Пока к нему кто-то шел Алексей осмотрелся: высокий забор из красного кирпича, огромные, казалось безмерные ворота цвета лесной орех. Двухэтажный дом, рядом гараж, балкон на втором этаже и огромная спутниковая тарелка.
— Да? — раздалось из-за забора.
— Дядь Толь это я.
— А это я! — сказал он с иронией на то, что звонивший к нему не представился.
— Ой, простите, Алексей Мартынов.
— О, сколько Лен, сколько Зин — дядя Толя открыл ворота и Алексей понял, что тот ничуть не изменился, только седины больше, та же мужская харизма, крепкие сильные руки и добрая улыбка —
— Проходи, проходи. Леша, а ведь я помню тебя еще маленьким!
— Дядя Толя! — Алексей улыбнулся,
— Проходи — он сделал жест рукой.
Их приветливо встретила немецкая овчарка, облизав Алексея с ног до головы и виляя хвостом, жалобным взглядом просила что-то у хозяина.
— Моя ласточка, пойдем я тебя покормлю — хозяин дал что-то собаке и та отвлеклась на нечто более значительное в жизни чем приход гостя.
— Прошу Леша. Давно ты не захаживал — видно дядя Толя был рад гостю.
За огромной черной дверью была парадная, а потом перед Алексеем открылся уютный зал с камином в центре. Дядя Толя, как приветливый хозяин подкинул дров в огонь, мебель, авторской работы из красного дерева, журнальный столик с ножками из золота и сверху со стеклом.
— Дядь Толь, не на трудовые живешь! — Алексей сказал и засмеялся.
— Леш, ты из другой конторы поэтому тебя и пригласил.
— Дядь Толь, ты был матери большим другом. Что ты знаешь о ее жизни до встречи с отцом?
Он замолчал. Выражение лица стало серьезным и потом после паузы он начал
— А что за расспросы?
— Тут всплывают некоторые детали, не могу раскрывать, но… вобщем что скажешь?
Дядя Толя изменился в лице
— У нее был мужчина, они встречались и собирались поженится… А прости, а отец, почему он тебе ничего не говорит? Например то, что он здесь работал лесником и давал им хату для встреч.
— Папа?!!! — Алексей встал с кресла.
— Садись. Давай я тебе чайку принесу, — он удалился. Он был абсолютно спокоен и даже как-то невозмутим. Вскоре он вернулся с чаем, поставил две чашки на стол.
Алексей специально на стол положил фото, найденное сегодня у трупа
Дядя Толя взял фото —
– Это прокурор, а этих двоих я не знаю, ну это вроде тип за которого вышла твоя мать. Она вышла за него замуж. А может не он.. Все Леша, больше я ничего не знаю.
— Дядь Толь.. знаешь, ну как не знаешь? Мать тебе все тайны доверяла…
— Прости, перебью, есть такой тип женщин, или наоборот, тип мужчин с которыми хочется только поговорить. С нами не спят, не заводят детей.. ладно! — он сделал глоток чая. — Леш пей чай.
— Да, да — Алексей размешал сахар и тоже сделал глоток чая.
— Нечего сказать, правда! — через минуту другую продолжил дядя Толя.
— Ну хорошо, что вспомнишь, приходи в прокуратуру, Я позабочусь о том, что ты с отцом не встретишься.
Они немного помолчали, затем дядя Толя начал
— Местные поговаривают.. ты уже знаком с дедом Трофимом? — при этих словах дядя Толя улыбнулся. Алексей кивнул
— Балабол редкостный, а если налить, то……Мать твоя – следак был… от Бога. Святая женщина зеки из зоны писали…
Они еще поговорили немного ни о чем и дядя Толя проводил его до калитки.



— Алексей Сергеевич, давайте сюда — дед Трофим подозвал к себе. Тот стоял и смотрел на небо, казалось, будто о чем-то думал. — «Почему отец мне ничего не говорил?.. работал лесником? Там? Я ничего об этом не знаю? Может зря я его берегу? А если это домыслы? Дядя Толя, дядя Толя… Белая шестерка? А я давал вчера задание участковому поспрашивать может отсюда машина?... а, да давал, интересно, что баллист скажет, откуда эта пуля …Папа, давал крышу двум влюбленным? Бред! Более менее вырисовывается связь с прокуратурой… понятно, по крайней мере, почему городская против возбуждения уголовного дела. Не понятно чем дело закончится, додавит отца и заберет дело,… ну почему он мне ничего не говорит? Может врет дядя Толя»
— Жарень то седня какая Сергеич, — крикнул дед желая отвлечь Алексея от своих мыслей.
— А? Что? — Алексей обернулся — я задумался. Да, жарко. Слушай, Трофим Матвеич..
— Давай бросай этот официоз. Матвеич, или Трофим
— Я вот думаю какого черта мы сюда поперлись — он снял с себя пиджак и повесил на дерево, погода стояла жаркая, он с дедом Трофимом, как тот и обещал, вышли в лес чтоб выяснить как проходили тропинки тогда когда болото еще не высохло. Алексей хотел узнать откуда могли проехать машины, как могли идти люди и сколько их было вообще, хотя копаться в истории 30 летней давности дело не благодарное, к тому ж из свидетелей один дед Трофим. Он глубоко вздохнул и подошел к деду поближе.
— Вот смотри, тогда тропинка была вот здесь, и люди, то есть местные и лесник могли пробираться только так, посторонние же тут бы не шли… то есть, вот тут были твои трупы, их кто-то столкнул в болото, тот кто хорошо знал эту местность. А машины ехали вон оттуда. Чето ты грустный Сергеич? Я ж тебе всех опознал ты ж радоваться должен — заметив, что Алексей совсем поник, спросил дед Трофим .
— Ну — сделал Алексей гримасу — вот сейчас с тобой поброжу и увидишь какая у меня на лице будет радость… — То есть стрелять он могли только отсюда? Да? Из других нет.
Да, там уже и тропинка если кто оттуда стрелял так это лесник, другие этой тропинки не знают, там болото можно вляпаться по самый не балуйся и не более, ну или еще кто из местных кто знал дорогу, по болотам особо не нагуляешься.
Раздался телефонный звонок.
— Лех, привет. Приезжай к нам мы на квартире твоего сантехника, тут много чего любопытного. Посмотри сам — звонил Филатов и судя по голосу это было правда что-то любопытное.
— Гм, хорошо, буду ну я пока с дедом, здесь, по лесу брожу… в общем скоро буду.
— Да, давай.
— Матвеич, а вот..
— Да, ты не кричи я то все слышу — перебил его дед.
Алексей улыбнулся — а ясно, расскажи мне об этой паре, все что знаешь, они ведь захаживали к тебе.
— Эх — дед вдохнул как-то мечтательно и расплылся в улыбке — Хорошая была пара, ворковали как голубки, я то тут всю жизнь живу, сын, как захотел переехать в город так и уехал, а я то здесь остался, ну что здесь, лес да грибы, ну шашлыки я пожарить и дома могу. Часто их видел здесь на поляне, болото то мы обошли, а дальше сухо, вот они там кувыркались, за молоком ко мне часто заходили…
«Да, уж молоко» — пронеслось у Алексея в голове.
Она, помнится мне — продолжил дед – все в юридический поступать хотела, он нет, он был художник, ну не так чтоб писака, знаешь, а вот классно рисовал, и преподавал он еще в этом как его.. мать его .. забыл. .. старый я стал.. в университете … забыл как называется. Где-то она говорила на выставке она с ним познакомилась. А дальше понеслось у них, ну ты бы их видел, это плюс и минус, это пара, две половинки.
— Понятно… себе бы такую половинку… — мечтательно произнес Алексей.
— А ты не женат? Ну, может и не стоит торопиться, я вот на Клавке женился, эх, хороша была баба, а потом… жила со мной ради пенсии.
Алексей не выдержал и рассмеялся. Смех разносился, казалось по всему лесу.
— Вот че ты ржешь? Я военный, ну у меня большая пенсия.
Алексей объяснил причину своего смеха, и предложил деду уже направится к дому, там он оставил машину и, потом, ему уже нужно было ехать к Филатову и смотреть что они там нарыли с Катей.
Квартира, в которой жил сантехник была небольшая — однокомнатная, в панельном доме на шестом этаже. Шторы были все задвинуты, Простенькая мебель: диван, шкаф, на кухне только одна тарелка и одна вилка и ложка. На диване, его поразило, лежал открытый чемодан, и брошенные в него пара рубах. Дешевый ковер на стене и старый телевизор.
— Видишь, какая красота? — Филатов и Алексей склонились на столом в комнате сантехника и разглядывали пачку фотографий, на котором был изображен Сергей Леонидович, он — Алексей и родственники двух трупов, а также здание местной администрации.
— Ты не считаешь, что они здесь лежать ну, уж как-то наглядно? — спросил Алексей.
— То есть? Ты думаешь, что .. обычно человек хранит такие вещи ну, как минимум в верхнем ящике стола? — взглянул на него Филатов.
— Ну. Как-то так. А это.. уж очень показушно, хотя.. Что еще любопытного в квартире.?
— Особо так.. — замотал Филатов головой — ничего и нет.
Катя работала с понятыми, она расположились с ними на кухне, и заполняла бумаги. Понятые оказались пенсионерами из соседней квартиры и рассказывали, что сосед у них был хороший, лет пятьдесят ему было, что не пьющий девок не водил, тишина была, пьяных вечеринок не устраивал, Отсидел он говорят по глупости подставил, мол, его кто то, он что-то рассказывал когда захаживал к ним на праздники, но те уже старые и ничего не помнили. Говорит работу ему предложили, выгодную, друг его предложил,
— Ну, сказал он менченд.. нет, не так — пытался выговорить Иннокентий Семенович, пожилой человек с седыми волосами и с большими очками на лице, рубаха в клетку выглядывала из под брюк , трость на которую опирался — он держал в руках.
Супруга его была чуть помоложе, все поправляла на нем рубашку —
— Я записала у меня где-то есть, я то не то, что мой старый стараюсь от жизни не отставать, все слова современные знаю, даже вот ходила на курсы как пользоваться мобильником — произнеся все это, пожилая женщина направилась к себе в квартиру принести записную книжку.
Катя смотрела на все это с умилением, было очень трогательно видеть, как они бегают друг за другом.
— Наталья Филипповна вы так не волнуйтесь.. — сказала она.
— Щас все будет — махнула она на нее рукой и ушла.
Алексей, стоящий в дверном проеме, слышал всю эту беседу, зашел и присел
— Иннокентий Семенович, а что он еще о себе рассказывал?
— Да к я то.. не помню я ничего, мне все можно рассказывать я через пять минут забываю все, из ума я уже выжил..
— Ну, бросьте, перебил он его, если вы это понимаете значит еще не вышли — Алексей улыбнулся.
— Знаете… Как к вам обратится? — спросил Иннокентий Семенович.
— Алексей.. просто Алексей.
— Вот помню я — ругал кого-то.. — не договорил Иннокентий Семенович перебила супруга, она вернулась с блокнотом и по нему прочла
— Менчендайзер — от неожиданности супруг ее вздрогнул. Все заулыбались.
— Спасибо большое — произнесла Катя и усадила старушку.
— Так, вот говорил он – Сука она была сука! И прям слезы к нему подступали.
— Было дело, — слышала я — вступилась Наталья Филипповна — он то мне кое-что говорил я то все помню, а вот моему все рассказывал, ну душу вылить надо, а он то лучший вариант и покивает в тему и забудет о чем говорили то.
— Хорошо, понятно давайте так, что вспомните, я телефон оставлю, меня ли вот Екатерину Михайловну, но набирайте в любое время, ага?
Старики кивнули.



На следующий день, раздав всем ценные поручения, Алексей ударился в раздумья, целый день он просидел в кресле, раскачиваясь, и смотря в потолок. На все вопросы коллег, и Сергея Леонидовича, он отвечал односложно.
— Вы знаете, как-то у министра обороны Украины спросили, — что вы будете делать, прежде всего, после того, как вступите в должность? Он сказал — сяду и подумаю, что делать? Вот я этим и занимаюсь. Все! Не трогайте меня!
Однако его размышления ни к чему не приводили, было четкое впечатление, будто картина произошедшего приобретая последние очертания, почему-то вдруг расплывалась, причем здесь этот сантехник? Почему у него обведены глаза маркером? Пробив по компьютеру его дело, связи со своей матерью он не нашел. Кто этот человек и зачем ему эта история? С кем встречалась мать тогда и, что там было тридцать лет назад? Он последовательно складывал в голове все факты, которые появились у него: … улики для вашего нового дела — кто это принес? Испорченные сантехником фотографии матери, и кто его убил? Ему кто-то подсказывает, заложив за пазуху сантехнику, это фото? О чем? Правда стала видна связь с городской, а точнее с прокурором — он не хотел возбуждения дела — и он был на этом фото. Ну, кто он в этой истории? Может все-таки рассказать все отцу? Он ведь работал там лесником… Дед Трофим говорил, что стрелять мог только лесник, — четыре гильзы у него в столе из того загадочного пакета с надписью «улики для вашего нового дела»…Нет! Это идея плохая! Ничего ему говорить нельзя, притом он еще слаб. Алексей разложил на столе фото двух трупов, сантехника и стал вглядываться в них. Открыл личное дело сантехника. Им оказался Михаил Решетов, кличка «решетка», разбой, квартирные кражи, вымогательство. Татуировки…
«Надо же такая-же как у Скрынника… у Петра Скрынника гм, гм.. так родился в 1945 г… учился в Москве уроженец Тульской области… г. Реутово… сидел… » —
При этих его мыслях дверь открылась и зашла секретарша
— На тебе факс
Алексей протянул руку —
— А, что за дядька? Ах, да, да да, да, да — проговорил он это как с пулемета и принялся жадно вчитываться в текст — Это… ха! — произнес он
Любочка секретарь улыбнулась, глядя на такую реакцию, и вышла.
… жил там-то работал там… Институт искусств — Алексей накинул на себя пиджак и буквально выбежал из кабинета.





Институт искусств находился неподалеку от прокуратуры, пройдя два квартала, можно было увидеть красивое здание, выполненное в стиле 19 века, с величественным парадным входом. Алексей быстро вбежал по ступенькам и на проходной показал свое волшебное удостоверение, открывающее двери практически в любые кабинеты. Деканат изобразительных искусств находился на втором этаже.
— Добрый день, — обратился он к девушке, стоящей с тубусом, вероятно студентке ожидающей преподавателя — Петр Васильевич… как я мог бы его найти?
— Сейчас, он там… принимает, я вот его жду, — ответила студентка.
— А ясно. — Алексей положил папку на стол, как впрочем, сразу, показался и Петр Васильевич, мужчина невысокого роста, в черном свитере. Худощавый, кожа на лице уже немного обвисла, большие черные очки вот- вот казалось спадут с носа
— Вы ко мне? — спросил он, глядя на Алексея.
— Да, я вас немного похищу, — ответил Алексей, потом преставился и объяснил в чем суть дела.
Преподаватель кивнул —
— Лидочка, я быстро, или не быстро? — обратился он уже к Алексею.
— Нет, нет, минут 20 — 30.
— Так.. подожди меня, ты приготовилась, да?
— Да… я. — студентка как-то виновато кивнула.
— Все.. не волнуйся, мы с тобой все правильно сделали, думаю, у нас все будет хорошо.
Затем он пригласил Алексея в комнату, находившуюся напротив. Они вошли. Там никого не было, доска на стене, куски мела и тряпка для стирания всего написанного, не мытая похоже со дня основания института. Стол преподавательский и пару парт. Алексей присел на стул, Петр Васильевич, взял другой и присел напротив.
— Имя Алексея Мерещенко, вам о чем — то говорит?
— Леха!. Нашли?! — он привстал от волнения.
— Сидите, сидите — рукой, жестом, Алексей старался его успокоить — его не нашли, но приблизительно где искать знаем.. есть вот такое мнение.
— Что, с ним? — не особо успокоился Петр Васильевич.
— Вы расскажите, что вы знаете о нем, — сказал Алексей более мягко и спокойно, стараясь придать беседе правильный тон.
— Да, да, вы правы .. я .. Леха, он — начал Петр Васильевич свой рассказ — он очень добрый был, ранимый и очень романтичный парень, понимаете ему место здесь, все люди творческие чуть с придурью, у него уклон был именно в романтику, ну где ты ее в жизни встретишь? А вот здесь в творчестве – можно. А он, он вот все искал свою судьбу, и чтоб была единственная, ну вот как-то так.
— И что нашел?
— Да, появилась у него женщина, в принципе все как он хотел, но…
— Есть предложения, от которых не отказываются, — как она ему сказала. Я не знаю, что именно, но что-то у них там не заладилось.. Леха переживал очень… А, как пропал я хорошо помню.. Он пришел ко мне и говорит
— Я приглашу ее сегодня, должна прийти, у него какой-то друг был, давал им хату для встреч, а Вера, она уже вроде была за другим замужем, ну и что-то там было у них… Все. Это последний раз, когда я его видел и что-то о нем слышал…. А вообще, если честно, помните песню миллион алых роз? Вот это тот случай. Бедный художник и красавица. – Они немного помолчали, потом Петр Васильевич предложил, — пойдемте, я покажу вам его работы.
— Было бы неплохо, — кивнул Алексей.
Они вышли в коридор, спустились по маленькой узкой лестнице и оказались в подвале.
— Тут, у нас не совсем чисто, — как-то оправдывался Петр Васильевич.
— Ничего. А вы так заботитесь о своих студентах? — спросил Алексей его тронула столь обходительная беседа Петра Васильевича со студенткой.
— Вы за эту девочку? — улыбнулся Петр Васильевич, — мы готовимся с ней к конкурсу, ну, и она волнуется, я ж тоже с придурью — человек творческий вот и поддерживаю, нам тут валить не надо, нам надо, чтоб из них что-то вышло..
— Ну, ну… да – вздохнул Алексей. В небольшой комнате зажегся свет, и Алексей увидел много картин на стенах, это были портреты какой-то женщины, подойдя поближе, он без труда узнал свою мать!
— Это она? Она с ним встречалась?
— Она красавица, она. А с ней то что?
— Она умерла — сказал он тихо и положил конверт с фото назад в портфель.
— Вы знаете, он вспомнил всегда с ней один вечер. Знаете, как это бывает у пар? — Петр Васильевич добавил так романтично — их песня, их встреча их, вечер. Это был их вечер. Это было где-то на юге.
— Спасибо, — как то обрубил Алексей его мечтательность, протянул руку и на этом они попрощались.
Не зная, почему он поплелся в квартиру матери, перед этим вернулся на работу, захватил все материалы дела, позвонил и отпросился у отца. Странное было ощущение, открывалась какая-то страница жизни его семьи, его матери, об отце.. да никто, никто ему про это не говорил… почему? В этом какая-то тайна, большой секрет? Чего вдруг?. Голова стала трещать от информации. Настроение стало портиться. Пройдя пару улиц, он подошел к остановке и сел в маршрутку. Уставившись в окно, глядя на проходящих по улицам людей, проезжающие машины, он все задавался вопросом – почему? И что это вообще? Какая связь с этим сантехником? Отец молчит. Мне, ему сейчас говорить не с руки. Зачем? Надо явно искать связь этого сантехника с матерью или с отцом, а этой связи нет.
— Молодой человек, вы ж просили на Ахсарова, — дернул его пассажир мужчина лет сорока, в ветровке и с большим пакетом в руках?
— Ах, да, простите.. я, – Алексей стал подниматься и направился к выходу.
Недалеко от подъезда, дома к которому он направлялся, была пиццерия, он зашел, взял пиццу с собой и бутылку минералки.
Устроившись дома на диване, он включил старый видеомагнитофон и без труда нашел тот вечер, о котором говорил Петр Васильевич. Эта была вечеринка в стиле латинских танцев в летнем кафе на берегу моря. Было полным полно народу, мама со своим молодым человеком сидела за столиком, потом ее пригласили танцевать.
Как она танцевала! Алексей от неожиданности открыл рот.
«Ей бы позавидовала сама Шакира, — думал он тогда. Кассета навеяла в душу нечто приятное. Открыв балкон, он впустил вечер в дом, Почему то уже ни о чем не думалось, ему вспоминалось собственное детство, отец, мать, их совместная поездка на море, первое сентября, как его мама привела в школу. Он поел, посмотрел еще старый фильм по ТВ и уснул.



— Люб, привет. — Алексей облокотился об дверной проем.
— О! — удивилась секретарша, накрасившая себе губки, поставившая чайник — А чёй-то ты в 8,30 уже на работе?
— Люба, как мне хорошо!!!
— А что случилось? — Люба со свойственным каждой секретарше хроническим любопытством уставилась на Алексея.
— Я вчера так.. в общем, глянул одно видео.
— Скачай мне, — та не дала договорить.
— Слушай о «скачай» — мне бы это.. Кто сегодня едет к экспертам?
— Филатов, дружбан твой, — Люба налила себе чай и села за стол.
— Ага, хорошо, а где он сейчас?
— Не пришел еще, я свисну, чтоб зашел.
Впрочем, вскоре стали слышны шаги по лестнице и показался Филатов.
— Привет всем, — сказал он и широко улыбнулся, глядя на всех с по-настоящему довольным взглядом.
— И у этого с утра настроение!… у одной меня нету.
— Любанька, — обнял ее Филатов — нам ли жить в печали. Не грусти, а то не будет грудь расти.. Хотя да — взглянул он на ее большой бюст.
— Мальчики, идите, работайте, а то каждый придет, подержится и .. а жениться никто не хочет.
Мужчины хихикнули и пошли. Уже, проходя по коридору, Алексей предложил
— Лень, вот пленка, ты ведь едешь к экспертам попроси, мне нужна нормальная запись на цифру.
— Ну, давай, а чего там? — спросил друг.
— Только направления не будет, я бабосов дам, — продолжил Алексей.
— Сделаем делов-то.., — замотал головой Филатов — Леша — ..э… я сегодня в городской буду. Я тебя тоже попрошу, ты не мог бы заехать в Юракадемию, по делу Стрельцова, мне нужна беседа с деканом я введу в курс дела..
— Давай… Слышишь Лень, а что ты в прокуратуре будешь делать ты сдаешь дело… там убийство депутата? — спросил Алексей.
— Да. — Филатов кивнул.
Я дам тебе одну пленку, покажи ее прокурору скажи, что нашли на месте убийства.
— А…? — Филатов развел руками.
— Давай вопросы потом.
— Гм. – Филатов повел бровями.
Раздав друг другу ценных поручений, друзья пошли каждый в свой кабинет.



— Лида, все сегодня будут? — прокурор города нажал кнопку и задал секретарше обычный стандартный вопрос, который он задавал перед каждым совещанием.
— Да, Владимир Петрович.
— Хорошо, — он выключил связь.
Владимир Петрович, встал из-за стола, подошел к зеркалу, и вытянул губы, поднял брови и удивленно посмотрел сам на себя. Возраст его не особо беспокоил, да и какой у него возраст? 55? Это не возраст. Лысина на голове, украшенная по обеим сторонам головы волосами, как-то не сильно бросалась в глаза. Ну, какое-то ощущение того, что что-то происходит, не покидало его, чувство страха, причем беспричинное чувство страха, накатывало с новой силой. Он не любил подобные ощущения, они никогда его не обманывали, он прекрасно знал, чем что закончится, ошибался крайне редко. Друзья все говорили
– Откуда ты знаешь?
А он отвечал
— Я научился прислушиваться к своей интуиции.
А сейчас она ему говорила только одно — дело «труба».
«Но откуда? Откуда чего ждать?» — думал он. — «Дело о двух трупах на болтах я сегодня заберу. .. На что напоролся этот хрен меня волновать не должно… он всегда умудрялся во что-то вляпаться — успокаивал он сам себя. Но выходило у него явно не очень.
В институте у него была кличка Ленин, кто звал его так из-за головы, круглой как колобок, кто из-за лысины, но кличка прижилась. Его не раздражало, скорей наоборот, он знал, что похож на лидера и его это вполне устраивало. Он сунул руки в карманы и стал прохаживаться по кабинету. Время прошло быстро, вошла Лида и сказала, что все готовы. Через пару минут — большое помещение, предназначенное для совещаний было заполнено, мужчинами в форме, большими важными, с серьезным видом, с папками, кто-то с портфелем. На столе стали появляться ручки, чистые листы бумаги. Владимир Петрович продолжал расхаживать, вокруг стола. Глядя на все это он подумал о том, как его бесят чиновники, слушающие его с умным видом и постоянно смотрящие в тетрадь или в эти белые листы бумаги, впечатление будто они записывают каждое его слово. Он не выдержал и взял у одного из них его блокнот… и влепил выговор. Ничего он туда не записывал, а все совещание сидел с умным видом, рисуя в блокноте какие то рожицы.
— Начнем, – скомандовал Владимир Петрович. И весь этот «муравейник» как он его называл, сразу притих, все уставились на него с умными и уже заранее виноватыми глазами. Он посмотрел на эту картину, которую видел на каждом совещании и подумал
«Лицемеры! Уволить бы всех»
— Филатов вы сегодня за Сергей Леонидовича? А почему он не мог прийти? — поинтересовался Владимир Петрович.
Филатов встал
— Сослался на состояние здоровья.
— Я понял, — сказал он как-то резко — что по сегодняшнему трупу?
— Обнаружен мужчина лет 50 — 60. Эскперты пока работают. При нем была найдена фотография. И диск.
— Диск? Он с собой? — Владимир Петрович перестал расхаживать и сел в кресло.
— Да, вы позволите? — спросил Филатов.
— Лидочка, помогите нам с диском, — обратился к секретарю прокурор.
Подошла Лида. Всунула диск в проигрыватель, и на экране … пошла запись, которую вчера в квартире матери смотрел Алексей: Юг, его мама с молодым человеком, латиноамериканская музыка и ее незабываемый танец которому позавидовала бы сама Шакира. Владимир Петрович внимательно всматривался, а потом. Он расстегнул галстук. И верхнюю пуговицу рубашки.
— Вам плохо? Вам плохо? — подались к нему и подскакивали со своих мест подчиненные.
— Мне плохо, — сказал он тихо, потом громче — Мне плохо, потом еще громче — Мне плохо, потом он стал кричать, что есть силы – Мне плохо!!!— Откройте окно! — кто-то крикнул. Кто- то бросился открывать.
— Лида, где вы — крикнул один из участников совещания, кто-то уже побежал за ней. Совещание было сорвано. Все стали расходиться, толпа получилась у дверей большая, Филатов шел последним. Он надеялся, что к нему больше не будет вопросов, но спинным мозгом чувствовал на себе взгляд городского прокурора.
— Филатов, — все-таки прокурор его остановил у самых дверей.
— Да, Владимир Петрович, — Филатов обернулся.
— Кто дал тебе эту пленку? Сергей Леонидович? Алексей Сергеич?
— Нет, Владимир Петрович, этот диск был найден за пазухой у трупа, обнаруженного сегодня утром в лесу.
— Иди, — тихо произнес Владимир Петрович и развалился в кресле.
Спустившись на улицу, Филатов набрал Алексея.
— Леха, не любишь ты людей! — И рассказал все, что было на заседании.
— Лень спасибо, это очень хорошая новость. Пока.
Владимир Петрович, попросил всех быстрее покинуть кабинет, в том, числе и секретаря. Лида вышла и еще долго слушала эту песню, под которую танцевал мама Алексея, Владимир Петрович прокручивал ее не один раз.
Потом в кабинете воцарилась тишина. Он нажал кнопку и проговорил
— Лида, 50 грамм коньяку и соедини меня с Ленинским районам. Когда связь была, Владимир Петрович поднял трубку и проговорил только одно
— Что бы завтра дело было у меня на столе!!!
Бросил трубу.
Через 10 минут он набрал секретаря
— Лида, меня сегодня нет. Мы собирались с друзьями в сауну, ну вдруг сын будет звонить – скажешь ему, я мобильник отключу, если что есть, ну там вроде ничего не было на сегодня, отменяй все.
Владимир Петрович снял прокурорский костюм, переоделся в штатское и вышел из кабинета. Откуда ноги растут у неприятностей, он понял, но что с этим делать и куда ему идти, он не знал. Выйдя, из прокуратуры он замер. Что делать? Куда идти? А может куда-то бежать? Он пошел, куда глаза глядят, весь вечер Владимир Петрович бродил по улицам, зашел пообедать в небольшой ресторанчик, через час выпил чашку кофе. Впервые за долгое время ему было просто хорошо, без причины, не потому что он что-то сделал чего-то добился, а просто хорошо. Он поймал себя на мысли, что совершенно отвык от простых человеческих радостей: от прогулок по парку, кормления голубей, от того, как приятно наблюдать за людьми в том же парке, сидя на лавке у фонтана. На душе стало спокойней. Он стал думать
— Чего я дернулся из-за этой пленки? Столько лет прошло. Никто ведь ничего не знает. А может она вернулась? Тьфу ты! Да, что со мной?! На хрена этому придурку эта пленка!!! Да всплывшие трупы добавили нам хлопот — он ухмыльнулся при этой мысли — Она ведь так и не знала в чем дело. Вера! Вера! Вера! — любимое женское имя, которое хотелось повторять снова и снова. Странно – думал он не пойди я тогда в тот бар, ничего бы и не было. Может все было бы совсем по-другому… Вера! — проговорил он вслух. Впрочем, было одно место, куда он приходил всегда, когда ему было плохо. Ему были рады. Не знал он искренняя радость или нет. Может просто 100 евро творят чудеса? Куда ему идти и что делать дальше он определился….
Она была так искренна всегда, когда он приходил. Он никогда ее никому не показывал. Эта была настолько большая тайна, Владимир Петрович поймал себя на мысли, что он прокурор города больше зависит от этой девочки, чем она от него. Полное содержание, плюс сто евро за визит.. Он встал со скамейки в парке и вскоре был на месте в кафе, где они обычно встречались. Владимир Петрович набрал ее номер, она была свободна и вскоре пришла. Легкое летнее платье, белое, как ему всегда нравилось, слегка просвечивающее, модный шарф на шее, серьги, которые он ей подарил в том году, каблук — шпилька, блузка, одетая на голое тело… без лифчика, шарами грудь и каре.. его любимое каре. Как она ему такая нравилась! Ее русые волосы. Прядь, спадающая на глаза, красивый разрез глаз… Владимир Петрович засмотрелся в очередной раз.
Она молча села за столик и уставилась на него.
— Я тебя таким еще не видела? — сказала она после долгой паузы.
Он ничего не ответил, просто продолжал на нее смотреть.
— У тебя очень грустные глаза Вова.
— Да, — ответил он, не отводя от нее глаз.
— У тебя что-то случилось? Ты приходишь ко мне, когда тебе плохо.
— Да, — опять односложно ответил он.
— Ты знаешь почему я люблю сильных мужчин — она встала, подошла к нему сзади и обняла за плечи — провела руками по груди — потому что даже самый сильный мужчина нуждается в женщине.
— Ну, — с иронией начал он, — а вы нуждаетесь в 50 евро за час.
— Вов, не дерзи! Ты же знаешь, если б ты мне не нравился….
Он не дал договорить.
— Прости
— Что у тебя за проблема?
— Вера!
Далее он ничего не помнил, он нашел себя на том же месте в пустом баре, спящим за столиком. Он проснулся от жуткой головной боли. Неизвестно кем на столе была оставлена бутылка с водой и таблетка анальгина. Он бросил таблетку в рот и выпил воду залпом, откинулся на кресле. Боль понемногу стала уходить. Он осмотрелся по сторонам: Пустой бар, стулья на столах перевернуты, слева на стене весело огромное полотно,
— Наверное здесь показывали кино — пролетело у него в голове. Тут включилась, какая-то запись… и на экране возникло, то изображение, которое так вывело его из состояния равновесия на заседании в прокуратуре.
— Кто здесь?!!! — он встал и крикнул что есть силы. Эхо разнеслось по пустым стенам. Не было никого. На пленке танцевала латиноамериканский танец Вера… его Вера когда-то горячо любимая Вера. Он встал, снял стул со столика, который стоял поближе к полотну и присел. На этот раз он все досмотрел с удовольствием. Не зная почему, но сейчас его эта запись успокоила, он смотрел на все это с какой-то ностальгией. Он не стал досматривать пленку до конца резко встал и ушел. На работу он не пришел в тот день. А мобильник его знакомой отвечал только одно «абонент не доступен или находится вне зоны….»



— Зайди ко мне и дело занеси о двух трупах на болотах — тихо, проговорил Сергей Леонидович.
— Да, па…
— Кому па, а кому и прокурор района! — ошеломил его ответ отца — ладно, давай приходи, все нормально… не все ну… — смягчил тон отец.
Алексей положил трубку, взял дело и направился в кабинет отца.
— Прокурор города звонил..
— Я догадался. Па.. вот дело.
— А че ты так спокойно отдаешь? Ты ж всегда так трясся за дела?
— Па, ну что я здесь сделаю. 30 лет прошло, и потом… особо я ничего и не нарыл.
— Узнал кто убийца? — сказал Сергей Леонидович, снял очки и стал протирать их салфеткой.
— Нет, откуда, да и времени мало прошло. И потом у нас ведь есть и сегодняшний труп..
Теперь отец не дал ему договорить — А это пойдет под личный контроль прокурора.
— О как! — удивился Алексей — чей та?
— А хрен его знает — нервно ответил Сергей Леонидович.
— Па, а кто у мамы до тебя был? — сказал Алексей, пристально взглянув на отца.
— Ну, был кто-то – тот заулыбался, — она ж женщина была красивая — при этих словах он совсем расцвел. – Она так не охотно рассказывала.
— Ну, да, – Алексей глубоко вздохнул. Он, было собрался идти к двери, как послышались чьи-то шаги. По звуку шагов Алексей понял, что кто-то направляется сюда в кабинет. Вбежал Филатов
— Лех, у нас труп.
Алексей изменился в лице
— Догадываешься где? — спросил Филатов.
— Е.. мать. Поехали, — фыркнул Алексей и подошел к двери.
— Позвони мне. — Попросил Сергей Леонидович, а затем обратился к Филатову — Филатов ты все сделал, что я просил?
— Я… Сергей Леонидович.. да — виновато тот кивнул.
— Сергей Леонидович махнул рукой — мол, идите уже.
Вскоре вся группа была на месте. Зрелище предстало перед ними ужасающее, на самом видном месте, на суку, качалось тело девушки лет 25—30, дул ветер и тело то пропадало, то появлялось из тумана.
— Как и не прощались! — кто-то произнес прям в затылок, но по голосу все догадались, что это Гаврилов.
— Ленчик, обратился он к Алексею, — тут геопатогенная зона, я тебе говорю.
— Гаврилов, ну… — завозмущался Алексей — не до шуток..
— Прости друг, — деликатно заметил он, поправил свой берет, присел на корточки разложил чемодан и начал. Потихоньку вся группа включилась в работу, Алексей отошел в сторону и пристально посмотрел на девушку. Легкое летнее платье, белое, слегка просвечивающее, модный шарф на шее, серьги, каблук — шпилька, блузка, одетая на голое тело… без лифчика, шарами грудь и каре. Прядь волос, спадающая на глаза, … глаза обведены маркером… да что ж такое?! Что это значит?!! Средний рост, видно была красивая — продолжал он размышлять. Красное лицо толи от удушения, толи.. Он обратил внимание на ее белое платье, оно было порвано.. стоп! Кусок белой материи — «Материалы для вашего нового дела» — вспомнил, он о том загадочном свертке, который получил от секретаря.
— Гаврилов, ты дату смерти сейчас можешь сказать, ну приблизительно?
— Могу, но чуть позже.
Филатов тем временем сел и записывал все то, что обнаружили на месте преступления.
— В кармане убитой обнаружено — говорил Гаврилов, раскрыв какие-то листки бумаги.. — он изменился в лице, нахмурился… — Бланк, из отдела кадров, кто тут работал лесником.
Алексей от неожиданности вздрогнул
— Дай! То, что мне нужно! — крикнул он
Не вызвало и тени сомнения — это те бумаги которые были выдернуты в районной администрации этим найденным псевдосантехником. Он быстро пробежался по ним глазами… такого то числа, такого то месяца.. на работу лесником принят… Сергей Леонидович Мартынов…. Отец!
Он засунул эти бумаги в карман и отошел в сторону, уставившись в глубину леса.
— Причем здесь эта девочка!? Кто она? Прошло 30 лет! Какое она имеет отношение к матери? — впрочем этот вопрос вскоре немного разрешился.
— Леш, подойди, личность установлена, — позвал его Филатов.
Алексей обернулся, стараясь сохранять спокойствие, и подошел ближе.
— Вера Сизова, — сказал Филатов и продолжил составлять протокол .
— Мама! — пронеслось у него в голове – Мама… так звали мою мать. Е мое! Да, что это?
— Леня, – он подошел к нему ближе – у нее были документы?
— Да, в сумочке, вот — он протянул Алексею водительские права.
— Ну, трудись, пиши, — хлопнул его Алексей по плечу и опять отошел в сторону.
— Леш, ты чего? — обратил Филатов внимание на друга.
— Нет, нет все нормально, пиши Лень, я пойду с участковым пообщаюсь.
Алексей подошел к участковому
— Кто обнаружил труп?
— Бабка Авдотья! Я то не поверил ей, она баба набожная, ну скорей даже не в этом дело, она с придурью, чего-нибудь ляпнет потом .. а тут оказалось труп.
— Сереж, с ней пообщается Филатов, я уеду, давай в его распоряжение, он все знает, все умеет, все сделает. Сообщишь всю инфу ему.
— Леш, ты какой-то задумчивый и странный, — участковый улыбнулся во всю ширь усов.
— Я.. да, — он отмахнулся от него — я .. Сереж.. пошел я.
Он быстро направился к машине, резко двинулся с места. Вскоре был уже у прокуратуры.
Кабинет отца был пуст, окна открыты на проветривание его самого не было.
— Сергей Леонидович скоро будет, а ты чего такой взволнованный Леш? — подошла к нему Люба. Он не слышал ее шагов и от неожиданности вздрогнул
— Ой, Люб, я… напугала. А ты в настроении, я смотрю, улыбаешься.
— А чего грустить? Ну.. знаешь все принимать близко к сердцу то уже слишком.
Послышались, чьи- то шаги и появился отец с бумагами.
— О! Ты здесь! — увидел он сына, — Любань закрывай, а то я дуба дам.
— Вам надо не дуба давать, а свежий воздух нужен. – Люба полив цветы закрыла окна и вышла. Алексей открыл свой портфель и взглянул на отца.
— Ты чего садись?
— Да.. я нормаль.
— Чего там по делу об этих трупах? А связь, кстати, есть с этой девушкой?
— Давай по порядку я знаю, кто убил Скрынника и Мамаева — с этими словами Алексей достал 4 гильзы, которые ему пришли в конверте, подписанном как улики вашего нового дела, кусок белой материи.
Сергей Леонидович нахмурился
— И кто же?
— Ты пап!!! — ответ прозвучал грозно, скорей прогремел, как гром среди ясного неба.
Отец тяжело вздохнул, снял очки, достал из первого ящика стола ткань и стал их протирать.
— Догадался значит, но я на это и рассчитывал, мать твоя очень просила.
Алексей изменился в лице.
— Присядь и закрой дверь, — попросил Сергей Леонидович.
Он все так и сделал.
— Я тогда работал лесником… я не знал ее, я знал ее молодого человека. Алексей — звали, он попросил меня о месте для встреч… Я согласился — отец тяжело вздохнул — Леха хороший был парень, извини… — Сергей Леонидович нажал несколько кнопок и проворил
— Люб, сделай чай.
— Вам зеленый без сахара? — проговорила секретарша.
— Все как обычно, — отрезал он…. — Она его очень любила, но понимаешь он бедный художник, а ей надо заботится о будущем тут появился Михаил… не знаю чего она за него вышла… у матери есть постоянное сострадание к обиженным и убогим… Миша — он зверь по натуре, она ему понравилась — отец положил очки на стол и стал смотреть в одну точку, вспоминая не самые приятные моменты жизни его супруги
— А она, ты понимаешь… вот.. он стал при ней лучше, она как то желая всех обогреть за него и зацепилась, она думала — может будет любовь. Миша то чувак обеспеченный, но… в тюрьму, за злоупотребление служебным положением, он загремел. Леху забыть она не смогла… вот и стала к нему бегать, место то у них было, я ключ всегда забирал под ковриком и оставлял там же.. Одумалась она потом, решила к нему вернуться, но поздно.
….В ту ночь, я ушел как обычно.. дал им хату — как сейчас говорят — а потом… ты знаешь, вот чего-то дернуло вернуться! А там!... Она орала, как ненормальна, мать твоя. Ее привязали к дереву, она была почти голая. На нее двигались еще двое. Их-то я свалил выстрелами, а потом — Леху кто-то схватил сзади и приставил нож к горлу, Вера схватила ружье, направила на него, я выстрелить не мог, я пока перезаряжал у меня была двустволка, да и не видел я куда стрелять…
Открылись двери, зашла Люба и принесла чай. Она поставила все на стол и, видя серьезные лица мужчин, быстро вышла. Отец налил чаю сыну, себе и продолжил рассказ.
— Вобщем был вариант такой — либо, бандит режет Лехе горло, а потом с ножом бросается на твою мать, либо — она стреляет, но скорей всего заденет и Леху… то есть насмерть. Она бедняжка не знала, что делать, а потом Леха, как крикнет — Ты меня любишь?
Она крикнула — да!
Он — если любишь, стреляй!!!
Отец вздохнул. Сделал глоток чая.
— Она выстрелила и наповал обоих!!! … она орала так, я уже подбежал.. вот единственное, что я не понял, кроме моих двух трупов, было еще много тел. Я ее обнял и увел оттуда. Мы остались вместе. Она потянула меня за собой учится. Я… а потом уже она сказала
— Если это история всплывет, а мы все хорошо подчистили, трупы утонули в болоте, в доме лесника я все прибрал (пояснил отец) то — пусть сын все узнает.
Воцарилась тишина, начал первый говорить Алексей
— Откуда тогда эти гильзы? Кусок платья?
— Там был еще кто-то. Я не мог двумя выстрелами уложить шесть человек… И сейчас это кто-то убивает, но что он хочет? Зачем ему эта история?
Мать знала кто это. Но она молчала, и так мне этого и не сказала. Единственное, что она говорила, что за этой историей кто- то стоит. Кто-то стравил ее Мишу с Алексеем, но кто? Этого не знала даже она.
Они опять помолчали, затем Алексей спросил
— Этот Леха, мой отец?
Сергей Леонидович молчал, даже не взглянул на сына. Через минуту он сказал
— Да. Поэтому ты так сильно любишь дождь, ты был зачат в непогоду, там, в доме лесника, ты был зачат от такой большой любви!!! Что ты не представляешь! Никакими романами не описать! — Отец опять тяжело вздохнул и продолжил пить чай. Допив чай, он спросил у совсем поникшего от таких рассказов сына.
— Как ты догадался, что он твой отец?
— Это… — сын вздохнул — это просто догадки, потом зная мать... Плюс просто стал сопоставлять… просто догадки.
— Поэтому ты так любишь дождь, ты был зачат в непогоду, — проговорил отец так задумчиво.
После паузы Алексей добавил
— У этой девочки, которую зовут также, как и мою мать, нашли вырванные листки о твоем трудоустройстве лесником.
— Она здесь причем?! — отец оживился.
— Вот это то, над чем ломаю голову! — ответил сын… — Кстати, па, а чего ты не рассказал мне все сразу?
— А как? Что я скажу? Ты знаешь, я тут двух человек убил, да и… так ты все узнаешь по чуть-чуть, а так ошарашить тебя… мне не хотелось, да и мать так просила.
— Па, а чего вы не заводили своих детей?
— Ты знаешь, она была такая! Я…! Я даже не посмел просить, она волшебная женщина, как скажет так и будет, но я .. мне с ней было так комфортно, хорошо я был счастлив, очень быстро я стал считать тебя своим и даже не заикнулся о своих детях. Было такое счастье!!!
— Понятно почему мать кричала — стреляй если любишь! — сказал сын.
— Да — отец кивнул — поэтому.
— Ошарашил ты меня, пап. Давай может сегодня по коньячку дома? Посидим, пообщаемся?
Отец кивнул
— Па, я сам заеду в магазин все возьму.
— Иди, трудись.
Он спешно вышел и зашагал по длинному коридору, в свой кабинет. В конце коридора, у окна он увидел силуэт, силуэт очень знакомый. Это мужчина в черном свитере и черных брюках. Подойдя, ближе незнакомец обернулся.
— Ой, дядь Толя ты чего здесь? — спросил Алексей.
— Я по поводу, сегодняшних событий. Я знаю эту девицу — серьезным тоном проговорил он.
— Проходи — Алексей открыл дверь и предложил ему войти.
Дядя Толя вошел и сел на стул, положил ногу на ногу.
— Эта барышня работала стриптизершей в ночном клубе «Мечта ангела». Была девушкой… ну скажем так слегка облегченного поведения, в общем, с ней за секс можно было договорится. Что я частенько и делал. А недавно я пришел, а ее нет и мне рассказали, что был у нее заказ на компанию молодых людей, какие-то папенькины сыночки и все…
Алексей задумался —
— Что-то знакомое название…
— Это в Марьино, — пояснил дядя Толя — я тебе покажу… — он взял со стола чистый лист бумаги, карандаш и стал рисовать схему проезда, а ниже нее написал точный адрес.
— Держи — протянул он Алексею лист бумаги.
Они какую-то минуту смотрели молча друг на друга, затем Алексей спросил
— Дядь Толь.. ты мне больше ничего сказать не хочешь?… —
— В смысле?
— Ну, про свою жизнь лет так тридцать назад? Когда ты в поселок переехал.. Что тебе мать рассказывала?!
— Леш, у нас были деловые отношения, я раньше работал юристом и помогал ей, когда она в генеральную перешла, а потом вот просто «съехал» до нотариуса.. вот и все,
— Ты был ее лучший друг. Она не могла тебе ничего не рассказывать.
— Алеша, мальчик мой — он сказал это с ярко выраженной иронией в голосе — было понятно, что он ничего не расскажет, даже если б он что-то знал.
«А ведь знает» — думал Алексей. Он протянул ему руку и они попрощались.



Ночной клуб «Мечта ангела» находился в самом центре района. Жители окрестных домов часто жаловались в милицию на шум по ночам и пьяных дебоширов бурно «догоняющихся» уже после клуба дешевой выпивкой в заведениях попроще. Приезжала милиция, но за хорошую мзду от владельцев заведения все претензии утихали. Как водится хозяева клуба раздавали подарки жильцам на всякие праздники, но тише от этого не становилось поэтому вопрос сам по себе возникал снова и снова. Работало заведение с 22,00 и до 8,00 утра.
После смены Алексей пригласил своего друга Филатова культурно отдохнуть, но еще и с пользой для дела. Было шумно и накурено, хоть и стояла сильная вентиляция, запах сигарет все-таки давал о себе знать.
— Лех, тут классно — Филатов кричал, казалось в самое ухо, но что-либо разобрать из-за шума было сложно.
— Чего? — не расслышал Алексей.
— Я говорю, телки сюда ходят подсняться после трудовой недели, можно и неплохо время провести и дешево.
Тем временем на сцену вышла «Диана» и зал, а точнее мужская его половина, «взорвалась» .. вероятно от перевозбуждения. Формы у девушки и правда были роскошные. А нижнее белье, мало что прикрывающее, доставляло еще большее возбуждение. Она исполнила танец и спустилась в зал. Алексей и Филатов нашли свободный столик и не сводили с девушки глаз. Она подходила к каждому столику. Тяжелое, но приятное дыхание мужчин ощущалось по всему залу. Подойдя к их столику, красавица поставила ногу на стол и запустила руку себе в трусики. Оба друга откинулись на спинку кресел.
Ну, каково же было изумление красавицы, когда вместо ста долларов ей положили в трусики удостоверение работника прокуратуры.
— Это больше стоит, я жду тебя здесь после шоу — пояснил Филатов, мастерски забрав его из рук изумленной девушки.
Так и получилось, красавица подошла, но в сопровождении охраны. Разобравшись с охраной Алексей приступил к беседе.
— Как вас зовут?
— Наташа — тихо ответила она.
— Вера Сизова, когда вы видела ее последний раз?
— Верка? — переспросила Наталья.
— Ты извини, ты не могла .. немного одеться, очень сложно сосредоточится.. — влез в беседу Филатов.
— Все вы мужчины.. – она не договорила, обернулась и крикнула – Серень, дай кофту.
Пришел «Сереня» — «огромный шкаф», принес кофту и, беседа продолжилась.
— Она классная была но.. уж больно любит мужчин, с ней можно было договорится баксов за сто, за двести. Верка считала, что если кому то сделала минет — ничего в этом плохого нет,
— Мало ли что я взяла в рот и пососала, я ж не спала с ним, ну мужики этим пользовались. Тем более делала она это превосходно. Кто-то с ней спал все-таки. Был у нее «папик» так она его звала, очень серьезный человек, но приходил только тогда, когда ему плохо, но не только с сексом, а вообще по жизни. Не видела я его в лицо, он все время как-то садился знаете, спиной к камере что ли. Я не знаю почему так — пожала девушка плечами — но я его не видела. А тут она прибегает какая-то довольная – Наташ, у меня заказ, крупный, там мужиков пять.
— Я говорю ты нормальная!?
Она — ничего страшного — мы в бассейн и .. мол мы там того и с перерывами. Начальство было ругало ее за это, а потом — Наталья махнула рукой — .. как-то «забили», да и она после секса приходила выдавала такое!.. Я вот так не могу, я не могу позволить кому угодно лазить себе в трусы.
— Похвальные моральные принципы, — вдруг добивал Филатов.
— Вы зря иронизируете молодой человек — обратилась к нему Наталья.
— Я.. э — Филатов — сделал жест рукой, означающий, что он молчок.
— Наташ, ты кого-то видела из этих людей рядом с ней. — Алексей выложи на стол фотографии своего отца, дяди Толи, сантехника.
— Вот этот был здесь, – указала она на дядю Толю. — Он к ней часто захаживал. Папик ее не разрешал, конечно, связи на стороне, но Верка грешила, понимая, что он не проверит, она спала с мужиками, которые нравились ей, а вот на компанию я удивилась почему она согласилась, не ее это было.
— Хорошо, а тех последних заказчиков вы сможете описать? — спросил Филатов.
— Ну, я не всех видела, хотя тут же камеры, пойдем те посмотрим — предложила Наталья.
Они поднялись в комнату охраны. За пультом сидел охранник в комуфляжной форме, он встал и уступил им место, распорядился чтоб принесли еще два стула и работа началась — — — Вот это они — увидев на пленке компанию молодых людей произнесла Наташа.
На экране были молодые люди пять человек ухоженные, солидно одетые. Веселье было в полном разгаре так как было видно, что молодые люди выпили уже предостаточно, на столе были пустые пачки сигарет и три бутылки шампанского.
— Ясно. Наташ — стал спрашивать Алексей — когда приходил ее папик, ты не помнишь?
— Вот, то ли.. блин… то ли 18-го — задумалась девушка, прикусив палец — то ли 20-го.
— Спасибо Наташ — задумчиво ответил Алексей глядя то в монитор, то на девушку — Ты, наверное, иди, ты нам помогла,.. Наташ.. если что вспомнишь…
— Я дал телефон – вставил свое слово Филатов. Алексей кивнул. Девушка вышла.
— Лень, ты наверное тоже иди, я тут посижу еще посмотрю
— Леша, а.. — хотел что–то спросить Филатов.
— Лень, ну чем ты мне поможешь? Чего ты будешь сидеть? У тебя своих дел предостаточно.
— Ну, смотри Леха — и с этими словами Филатов протянул ему руку. Алексей пожал и опять уставился в монитор.
— Вот здесь, прокрути еще — попросил он охранника.
Просидевши с охранником допоздна, он выделил список подозреваемых, распечатал их фото (в клубе оказалась такая аппаратура, служба безопасности для своих целей держала ее) и все по почте передал Филатову, дав задание всех вызвать в прокуратуру.






«Вот… работники.. и откуда столько документов.. Октябрьский район… гм»
За то время пока Владимир Петрович был дома, документов поднакопилось: незакрытые дела — в обиходе висяки, были доставлены из Октябрьского района. Показатели были не очень, раскрываемость упала и, перелистывая один отчет за другим, Владимир Петрович придумывал очередное наказание для прокурора района. Вера не отвечала по-прежнему. За сутки пока он провалялся дома, он пришел в себя и, как обычно с солидным видом сидел в своем кресле и подписывал документы. Он был бодр, свеж, настроение у него было приподнятое, от той крайне неприятной ситуации не осталось и следа.
«Хотя надо разобраться что все таки со мной случилось. А то я как-то уже за это дело и подзабыл.. Гм.. сейчас потружусь и дам распоряжение… Надо же я ничего не помню… Набрать ее что ли?» — при этих мыслях он отложил бумаги в сторону, достал из кармана мобильный и набрал номер Веры — «Абонент не отвечает или…»
— Невозможно слушать! — он бросил мобильник на стол.
— Что Владимир Петрович? — раздался голос секретарши Лиды. Дверь в кабинете прокурора была открыта, открыты окна на проветривание. Лида должна была зайти полить цветы. Они часто утром так перекрикивались.
— Ничего Лид.. Лидунь, а что с моим «любимым» Ленинским районом?
Тут раздался телефонный звонок, Владимира Петрович поднял трубку. Лида было стала отвечать, но потом сразу замолчала.
Она, она, она! В глубине души надеялся он, даже специально не смотрел кто звонит, но это был его друг по «Юрке» Сергей Селиванов.
— Вова, привет.
— Привет Сереж.
— Что ты так вздыхаешь, до сих пор головушка болит?
— В смысле?
— Ну, ты был с нами в бане..
— Что???
— Что? Что? Ты чего не помнишь ни хрена? Володя!
— Я что сильно нажрался? — спросил Владимир Петрович.
— Было дело — ответил друг, смеясь в трубку — в гроб красивей кладут, чем ты был в тот вечер.
— Это плохая шутка Сережа.
Они еще поговорили ни о чем и, тот повесил трубку.
«Я таки пошел в баню? — размышлял Владимир Петрович — ну, я ж реально ни хрена не помню, со мной такого еще не было… Ничего не пойму…»
— Лид, а мой сын звонил? — крикнул он секретарше.
— Да, Владимир Петрович. Я все сказала, как вы просили.
— Так, что там… он хотел договорить с Ленинским, как его перебил еще один звонок. Он поднял трубку — Кирилл Свистунов
— Киря! — проговорил вслух Владимир Петрович — Привет Кирюш.
— Как самочувствие?
— О! И ты туда же! — возмутился Владимир Петрович.
— Че Сереня звонил? Засранец — проговорил друг.
— Кирюш, я реально ни хрена не помню..
— Столько выжрать! — взмутился друг — все повторял Вера, Вера…
«Это ближе к правде — подумал Владимир Петрович.
— Ну, ты как?
— Да, вот сижу, тружусь.
— Ладно, Вова, хорошего тебе дня! Я так попроведовать. Давай, пока.
— Пока — он положил трубку и спросил — Так, что с Ленинским?
— Владимир Петрович, а там убийство.
— Опять! Занеси мне сводку.
Лида тут же принесла. Владимир Петрович быстро забегал глазами по листу бумаги.
Одета в летнее платье, белое, … серьги, … каблук — шпилька, блузка одетая на голое тело… без лифчика, русые волосы. … … твою мать — сходится. Она! Вера!
— Лида, иди!
Секретарь послушно вышла.
Утром в кабинете Алексея уже вовсю трезвонил телефон, по звукам, которые доносились, он всегда определял злой человек на том конце провода или нет. Он бросил портфель и протянул руку к телефонной трубке.
— Алексей Сергеевич?
Голос городского прокурора, он узнал бы всегда
— Я, Владимир Петрович.
— Извините, что дергаю с утра, до Сергея Леонидовича, дозвониться не могу, скажите, что там по вчерашнему делу? Девушка в лесу.
— Там, похоже, серия. Обведены глаза маркером, это также, как у предыдущего трупа, обнаруженного там же, Филатов у вас был..
— Хорошо Алексей Сергеевич, я вас остановлю.. Сейчас же, материалы дела ко мне! Вот все бросьте и приезжайте… нет впрочем, нет! Не стоит, я буду проезжать мимо, может к Вам заеду, — он бросил трубку и спешно вышел из кабинета.
— Лида, машину, Меня не будет часа три.
Та кивнула, и вскоре у подъезда стоял автомобиль. Он дал распоряжение шоферу куда ехать, а сам устроился на заднем сидении.
— Убита? Как? Кем? Может это я? А кто тогда ставил мне эту пленку и оставлял таблетку для головы… Что происходит? — он ухмыльнулся — Вот они неприятности.
Он направлялся к ее дому, она снимала квартиру с такой же молодой девушкой на окраине города. Подругу ее он дома застал, но та не могла ничего рассказать.
— В милицию обращаться рано, а на телефон она не отвечает, плюс ни одна из подруг не знает где она, — прокомментировала соседка.
Он попрощался с девушкой и направился в прокуратуру Ленинского района.
— Я не понял!!! Нечем заняться? 12,00 мы стоим, курим!!! — у входа наорал он на сотрудников прокуратуры. Те быстро затушили бычки и вбежали внутрь. Вскоре по прокуратуре пошел «шумок» — Городской здесь! Городской здесь!
Владимир Петрович поднялся на второй этаж и прошел мимо секретарши Любочки.
— День Добрый, где кабинет Алексей Сергеевича?
— А… та бросила помаду и уставилась на городского прокурора. Тот повел бровями, недовольный возникшей паузой.
— Дальше по коридору — проговорила она.
Алексей же утро начал с дежурной процедуры, каждое утро он развешивал на доске снимки с материалов дела, фото убитых, подозреваемых, и прочий материал по делу. Брал маркер и вел к кому-то стрелки или что-то помечал. Недовольный, он стал все это проделывать и в этот раз. Недовольный от того, что он как баран, смотрел на всю эту доказуху, но в упор ничего не видел. По сути — размышлял он идеальное преступление может совершить тот, кто знает, как мы ищем, но.. кто это?…
«Странно, — пронеслась в голове шальная мысль — может это отец? Мать могла ему понравиться, он ведь мог знать этого Лешу, моего настоящего отца, он мог его познакомить с мамой. И кто знает, в кого он стрелял тогда, когда на мушке и любовник женщины, которая тебе дорога и преступники, можно двумя-тремя выстрелами убить всех и самому остаться с матерью. Он ведь мог стукануть этому Мише, что там свиданка, об этом ведь знали кто: — мать, ее Леша, отец, кто еще? Трофим Матвеич? Леша мог поделиться с ним тем, что мать придет, а успел бы он сообщить? Мобильников тогда не было. Бред!!! Как я мог так подумать о родном… гм… не таком уж и родном отце, Да нет!!! Бред!!!
Его мысли перебил стук в дверь.
— Да! — крикнул Алексей. Дверь открылась, и вошел Владимир Петрович.
— Добрый день. Материалы дела…
— Да — Алексей предложил присесть, взял папку и положил перед прокурором. — Чай, кофе?
Тот сделал жест, означающий, мол не надо и принялся листать материалы дела. Его интересовало одно — фото! Он нашел, что хотел… без сомнения,… это была она! Вера! Владимир Петрович откинулся на спинку кресла и тяжело вздохнул. Возникла пауза, Алексей вернулся к своему стенду, поглядывая на прокурора.
— Алексей Сергеевич, расскажите, что удалось выяснить?
— Владимир Петрович, следы сексуального насилия. Почему-то в легких большое количество воды и сейчас выясняем, откуда она, ну определенно убили ее не там, а почему-то привезли на это место.
— Понятно, завтра дело передашь в городскую. Ты хороший следак, я знал твою маму — при этих словах он улыбнулся и улыбка была очень доброй, но тут другие обстоятельства… Подожди… у нее фамилия как и у твоей мамы — Сизова! — он стал серьезен. Затем закрыл папку с делом и направился к двери.
— Так, что же было в этом лесу 30 лет назад? — спросил Алексей, когда Владимир Петрович был уже в дверном проеме.
Владимир Петрович, замер, а потом продолжил шаг. Алексей развалился в кресле, задумался, уставившись в свою «доказуху»
— Ну, вот же!!! Все настолько просто? А я даже и не думал. — Он вскочил с места, накинул на себя пиджак, схватил свою папку и спешно вышел из кабинета.
Секретарше Любочке, сообщил на бегу, что он в морг, бегло сбежал по лестнице, кивая на лево и на право всем коллегам, поднимающимся по лестнице и выбежал из здания.
Вскоре он был в морге.
— Михалыч привет!
— Привет Ленчик — работник морга стоял и мыл руки.
— Покажи-ка мне второго бойца!
— Кого Леня?
— Скрынника!
— Ну, пошли. Чего ты кричишь то? Возбужденный такой, а это не для морга состояние, — Михалыч заулыбался.
— Да… ну тебя…
Они вошли в соседнюю лабораторию, и Алексей резко стянул с него покрывало.
— Ну, я так и думал! — крикнул Алексей.
— Мыслитель! — крикнул уже Михалыч — Поясни! Профессор!
— Как мы решили, что это Скрынник, по наколке? Посмотри – у его другана была такая же, по перстню который был на руке? Ведь дочь его опознавала только так.
— Ну…. И че?
— Ничего! Михалыч, проснись!
— Не кричи! То есть ты думаешь там во время бойни, кто-то... — ответил он уже сам себе.
— Да! — не дал договорить ему Алексей.
— Не ори! Михалыч решил закончить сам — кто-то решил подменить себя уже убитым чуваком, надев на него перстень.
— Правильно, а они сидели вдвоем и занимали в преступном мире иерархию одинаковую — отсюда одинаковую, а там нужно было просто снять перстень.
Там болота и этот кто-то утонул, а сейчас, когда это все всплыло, он боится, что его найдут. Поехал я к его дочери.
Охранник Сергей недовольно вышел из комнатушки, работал телевизор, горела лампа на столе.
— Че? Прокуратура?
— Да, открывай.
Он впустил и разбудил хозяйку. Та сонная, запахнув халат, спускалась по лестнице.
— А в чем дело? — Она рукой закинула волосы назад.
— А я хочу узнать причину вашего расстройства в мой первый визит.
Она застыла на месте, и после паузы сказала
— Хорошо… я расскажу, мне не нужно было так делать..
Она налила себе в стакан воды и выпила его залпом. Подошла поближе и предложила присесть.
— Простите меня, я испугалась очень сильно, надо было вам все сразу рассказать.. — она рукой подняла волосы на верх. — Папа… он, объявился недавно…, он поменял внешность, я его и не узнала бы. Я была в шоке, я считал, что отец погиб, а он все эти тридцать лет распрекрасно жил, ну не совсем распрекрасно, он прятался и боялся, что его найдут. Все из-за той роковой ночи. Мать так говорила ему — Не надо, это плохо закончится. Эх, папа… — Вы меня простите не надо было вам лгать, но.. — Она встала, налила себе еще стакан воды и так же залпом его выпила. — В общем, там, на болоте, случилось следующее:
Он и его друг Сергей с подельниками, решили отомстить женщине Сергея за измену. Там в доме лесника, были двое этих любовников. Их поймали, но в самый ответственный момент по ним началась пальба. Раненый отец решил подменить себя убитым другом, он снял с себя кольцо и надел на человека, лежавшего рядом, их объединяло еще то, что у них была одинаковая наколка. Вот так вот. Ну и внешне он были похожи оба среднего роста. А тут, когда всплыли два трупа, он испугался что выяснят факт подмены. Вот он и решил отомстить, он видел того кто стрелял, и плюс еще пару человек отправить на тот свет под шумок, у него были с кем-то свои счеты, все зададутся вопросом — почему в одном и том же месте случаются несколько убийств и у всех обведены глаза маркером? А если бы вы догадались о подмене, то он убрал бы и вас. Но, что-то у него пошло не так и когда вы мне показали его фото,… я поняла, что вероятно тот с кем он хотел расквитаться, убил его сам.
— Ну, вероятно — перебил ее Алексей. — Вы почему раньше не пришли?
— Я боялась, знаете как страшно, а если еще кто стоит за этой историей?
— Ну да, ну да.. Сколько всего должно было быть убийств?
— Четыре. Через каждые два дня. Вы последний.
— Черт побери, все сходится — задумчиво произнес Алексей.
— Что простите? — спросила Елена.
— Всего хорошего.
Выйдя из дома Скрынник, он набрал телефон пенсионеров, которые жили рядом с псевдосантехником, отцом Елены Скрынник.
— Здрасьте, здрасьте, — поздоровался Алексей, услышав в трубку старческое «Але».
— Алексей Сергеевич, какой приятный мужчина — трубку подняла жена — какой Вы учтивый.
— Не смущайте меня, пойдемте лучше пройдемся. А ну ее ту работу! Не хотите выпить по чашке кофе? Мне нужно кое-что от вас — стал он говорить как-то виновато, но погода хорошая и не хотелось бы сидеть в кабинете. Я угощаю.
— Хорошо, я тогда со старым собираюсь.
— Отлично, недалеко от вашего дома на углу есть кафешка.
— Ага. Знаю ее.
— Вот и славно тогда там — он пожил трубку.
Он помчал по улицам города. Дело сдвинулось с мертвой точки и это явно радовало, он был возбужденный. Мать как то говорила — Алеша, — она так мягко всегда это произносила, как лучшую мелодию в своей жизни, — если дело не идет тебе нужно схватиться за нужный конец, далее оно распутается само как клубок. Клубок, ему хотелось бы чтоб это был клубок, дело нестандартное и эти загадки стали сводить с ума, но теперь! Теперь! Теперь — думал он.
Вскоре он подъехал и присел за столик на улице. Провожая взглядом пары и просто случайных прохожих, он вдруг вспомнил
«Значит меня убьют,… стал он рассуждать, через два дня… нет через три .. хм. Завтра… Они такая дружная пара — переключился он в мыслях на стариков.
— Алексей Сергеевич… его кто-то окликнул.
— А.. а! – протянул он — здрасьте, здрасьте.
Пожилая пара присела рядышком. Алексей махнул рукой официанту. Тот подошел.
— Чей то решили уважить стариков? — спросила бабушка.
— Да.. чего сидеть-то в кабинете.., а тут такая погода, и полялякаю с вами. Может вы еще что вспомнили..
Ничего они не вспомнили, беседа проходила на редкость бесполезно. Алексей уже расстроился от того, что зря вызвал стариков, но вдруг дед обернулся и крикнул
— Так вот же он! Вот!
Напротив шла толпа людей и, среди них был мужчина седоволосый в кожаном пиджаке и светло-голубых брюках. Алексей дернулся с места, перескочил ограду в кафе, и побежал за незнакомцем, но ничего не вышло, за углом он скрылся и вероятно сел на трамвай. Вернувшись назад, он договорил со стариками и отправился в прокуратуру.
— Леш, зайди к Филатову, он привел всю компанию — просил тебе так сказать, мол, ты поймешь — передала ему секретарша Любочка, когда он шел мимо приемной. Алексей кивнул и прибавил шаг.
Филатов вел допрос в своем стиле — называл он его дружеской беседой «Вы поймите сажать мне вас в тюрьму резона нет, мне не за это деньги платят, я просто хочу вам помочь, ну, что я должен делать если все обстоятельства против вас…» и, ожидая, что клиент растает и подпишет, что нужно или признается во всем, часто это срабатывало, если нет, то у него был еще ряд уловок.
— Лень как дела? — зайдя в кабинет, спросил он.
— Леха, они хорошо подготовлены, вот полюбуйся — он протянул ему лист с допросом.
— … Вера Сизова вам знакома?
— Не знаю такой — нет..
— Стриптизерша с ночного клуба — уточнял Филатов
— Нет.. вы знаете.. Нет
— А есть видео, где вы сидели вместе за столиком.
— Товарищ следователь, ну мало ли где и с кем я сижу! И буду я у каждой шлюхи имя с фамилией спрашивать??? .. ну серьезно, где-то бухали.
Алексей взял другой протокол допроса — тоже самое — не знаю… не видел.
— Подготовились хорошо, да, ребятки! — рявкнул Филатов — Вот еще одна любопытная деталь, Леш, — номер машина 85-043 ХА — и по описаниям это та машина, что тебе описывал это друг твоего Трофимыча.
— Чья она? — резко спросил Алексей.
— Михаил Зотов.
— Ты его отпустил? — строго спросил он.
— Да нет, конечно, Леш, ты что? Все сидят… — махнул рукой Филатов в сторону коридора.
— Давай его в кабинет…, нет. Приведи сюда.
Филатов встал и открыл дверь
— Зотов!
Вошел молодой человек, роста выше среднего, в кожаной куртке, красной майке под ней и потертых синих джинсах.
— Машина твоя? — тихо спросил Алексей, написав на бумаге номер.
— Моя, а что? – удивился молодой человек.
— А где ты был 17 августа?
Молодой человек не дослушал вопрос.
— Так угоняли мою машину, я и заявление писал.
— Да, что ты? – возмутился Алексей — подстраховался? Кто научил то?
— Вы в начале докажите потом что-то предъявляйте.
— Свободен — спокойным тоном произнес Алексей, хотя было видно, что внутри у него все вскипает.
Тот вышел, и воцарилась пауза.
— Леня, дело забрали, поэтому последнее, что ты можешь к нему прикрепить, это протоколы допроса этих молодых людей… дальше я все сделаю сам, но уже неофициально.
— А ты где был то? — спросил Филатов.
— Я с пенсионерами встречался.
— А, а я думал с нотариусом, вы на Вернадского сидели?
— Да.. кстати, спасибо что напомнил, я хотел к дяде Толе зайти, мне он должен подсказать кое-что, может помнит..
— А он шел оттуда, — пояснил Филатов.
— Ясно, Лень пошли кофейку попьем.
— Давай здесь и попьем.
— Давай.
Впрочем, попить кофе не получилось, позвонила Наташа, подруга Веры Сизовой.
— Алексей Сергеевич, он был здесь, приходил, все про Веру спрашивал.
— Так… ага.
— Думаю камера его засекла, он так не осторожничал в этот раз — пояснила стриптизерша.
— Отлично, благодарю за службу — решил пошутить Алексей. Он быстро допил оставшийся кофе и помчал в Ночной клуб.
— Ну, вот он, тот за которым вы бегаете — прокомментировал охранник сидящий за пультом. Тем не менее, человек шел всегда спиной к камере, и у Алексея уже не было надежды, как вдруг он прошел мимо зеркала и в нем как раз и отразился его силуэт.
— Саш, распечатай мне это! — попросил Алексей охранника
— Есть понял! — тот встал и направился к компьютеру.
Алексей повертел в руках снимок. Не было никаких сомнений — Владимир Петрович! Прокурор города!
«Зачем ему эта девочка? Память о маме? Она миленькая» — вспомнил он стриптизершу.
Может это он ее? За что? Гм. А если она с ними не пошла, а поехала к нему? Откуда у нее в легких такое количество воды еще и с хлоркой?...» — он поблагодарил охранника и вернулся опять в прокуратуру.
— Лень, зайди к отцу, — крикнула ему вслед секретарша Любочка.
Алексей кивнул
— Иду.
Отец стоял у окна и смотрел куда-то вдаль
— Что хотел городской? — пристально взглянул он на сына.
— Дело забрал о Вере Сизовой.
— Надо же такое совпадение с твоей матерью. И откуда у нее в кармане листки о моем трудоустройстве лесником… — он сунул руки в карманы и по-прежнему смотрел в окно — вот зачем ему это? Ко мне даже не зашел… Ладно я чего тебя звал
— Ты все свои следственные действия там закончил?
— Да, па.. а что такое?
— Ну, и славно, все, иди работай… там — решил он договорить, — Владимир Петрович вроде поохотится собирался.
Алексей от возмущения поднял брови и застыл.
— Пока не проверенная инфа, как сейчас говорят молодые.. все иди… у меня просто есть с ним общий знакомый — пояснил отец уже вслед сыну.
Алексей подошел к двери, как вдруг резко обернулся.
Он стоял как вкопанный и молчал.
— Ты чего? — спросил отец.
— Когда должна быть это охота? — спросил он с ухмылкой.
— Через два дня.
— Па, во время охоты будет убийство. Все сходится! Преславно сходится! Как я … — он присел на стол и задумался.
— Что сходится? — Сергей Леонидович подошел к нему ближе и присел рядом.
Алексей рассказал все, что ему рассказала Елена Скрынник и, что удалось установить за сегодняшний день.
— Так, это в корне меняет дело.. Гм… — Сергей Леонидович призадумался. Тоесть пока все его предсказания, так сказать план убийства, сбываются и даже после его смерти? Так?
— Так, па.
— И ты полагаешь, что..
— Я просто думаю, что смерть этой девочки дело рук прокурора. Ей кто-то звонил, она бросила всех своих клиентов и направилась к кому-то. И этот кто-то, скорее всего, именно Владимир Петрович, понимаешь, это все произошло в тот день, когда ему стало плохо на совещании, если предположить, что он не знал, как зовут эту девочку, не знал, что фамилия такая, и, в состоянии аффекта, он мог с ней что-то сделать, понимаешь, следы на ногах, говорят о том, что ее крепко схватили за ноги, хлорка в легких это вода из квартиры, из ванны. Ну, вот как-то так.
— Понятно, понятно, — закивал головой отец — но этот Скрынник, он должен был к кому то прийти..
— Я тут забегался — пояснил сын — еще и не посмотрел ничего… у меня, ты знаешь, ощущение, что тучи сгущаются.
— Гм. Что предлагаешь делать?
— Я могу поставить там две камеры, думаю, заряда там хватит.
— А ты их сможешь поставить незамеченным? Думаю, нет.
— Гм… можно постараться, па.
— Смотри, может мочить кто-то из здешних, а там незамеченным нереально пройти.
Алексей развел руками — ну, что я могу сделать.
— Ладно, действуй.
Они хлопнули друг друга по рукам
— Тебе бы надо успокоится, ты перестань спать в материной квартире, там ее слезы, ее аура, ты себя изведешь совсем, — сказал отец не выпуская руки сына.
Он ничего не ответил, выдернул руку и вышел из кабинета.



— Я не пью виски Джек Дэниелс!!! — Владимир Петрович стоял посреди кабинета своего друга и пристально на него смотрел. Сергей Селиванов, удивленно поднял на него глаза, он сидел за столом и только закончил говорить по телефону, как в кабинет ворвался его друг.
— Вова!
— Что?!!! Вова?!!! — со злостью переспросил он.
— Не пьешь, и что? — спросил Сергей.
— Для тупых я повторю вопрос — Где я был той ночью???
— Вова — начал он, встав из-за стола и подойдя поближе к другу — ты был с нами, в бане, был…
Дома, сев за компьютер, в почтовом ящике он нашел письма от Селиванова, где тот бросал фото с их посиделки в сауне. Сам Владимир Петрович был, что называется, «никакой» на всех снимках он спал, друзья же сидели вокруг него ели, пили, и, судя по снимкам им было весело. Смутило его одно в руках у него был бокал Джек Дэниелс — это была та марка виски, которую он не переносил на дух. Зачем было так шутить? Специально вставлять ему бокал с этим виски? Шутка сама по себе дурацкая и бессмысленная. Тут он заподозрил неладное — он не был в бане и это все хороший монтаж.
— Иди на хер!!! — он развернулся и стал уже уходить, как в дверном проеме друг его остановил.
— Вова вернись — Сергей присел на стол. Он задумался, ему не давала покоя мысль рассказывать другу или нет, но, в конце концов, он решил, что лучше все рассказать.
— Сядь и выпей Вова — друг стал еще более серьезен, он полез в шкаф и достал оттуда бутылку коньяка и два бокала. Налил обоим.
— В бане ты был, но вот вопрос в том когда! — друг перевел дыхание и продолжил, мы встретились — ты не приехал. Ну, мы сели, потом в середине пьянки, мне звонит твой сын — надо пристроить папу, там такое было, в общем, ему нужно алиби, что он был с вами. Где ты был на самом деле, я не знаю, но все в сговоре и поэтому все так дружно тебе звонили с вопросами о твоем самочувствии.
— Ясно, — Владимир Петрович вздохнул. — Прости — он встал и поспешно вышел. Он поехал на квартиру где он встречался с Верой. Припарковав машину, он запахнул пальто и вошел в подъезд, поднялся на нужный этаж и стал открывать дверь. Вошел, включил свет в прихожей и… ужаснулся… в прихожей на люстре весел… труп!
Он закричал от страха. Успокоившись и оглядевшись, он понял, что это кукла, набитый ватой манекен, у которого была на шее табличка с надписью «Это Вера Сизова» и маркером обведенные глаза. Аккуратно он обошел все квартиру — она была пустая. Владимир Петрович взял на кухне нож и срезал этот неприятный сюрприз.
— О, Господи, кому это надо! Как же я испугался, Гм — ухмыльнулся он — вот и начинают сбываться мои неприятности… Господи, какой ужас!!! — набрал телефон сына, он не отвечал. Владимир Петрович бросил телефон на диван и присел.
— Вера, ты, ты здесь, пришла, гм — ухмыльнулся он грустно — за мной, прости меня Вера, прости.
— Ладно, прощу — соседка на балконе говорила с кем-то по телефону, после этих слов раздался ее жуткий смех.
От неожиданности он вздрогнул, потом улыбнулся такому совпадению.
«До чего ж противный смех» — он тяжело вздохнул, опустил плечи и уставился в пол.. Глаза стали грустными, приглушенный свет в комнате, полный беспорядок навивал давящее настроение. А это смех соседки! Непрекращающийся, жуткий! Противный смех!
— Можно заткнутся там на хрен!!! — не выдержал он и крикнул что есть силы не вставая с дивана.
— Владимир Петрович чего вы? — та вмиг заплакала, отвела трубку от уха и смотрела в сторону его квартиры испуганными глазами.
— Ничего! — крикнул он в ответ и опять сник.
«Стоп! Соседи! Промелькнуло у него в голове — он снова выбежал и позвони в соседскую дверь. Девушки на площадке не было, она вероятно уже спускалась по лестнице, думал он, так как слышал чей-то стук шагов.
Открыла двери женщина лет пятидесяти.
— Владимир Петрович… — хотела спросить она. Он не дал договорить —
— Надь, что здесь было два дня назад?
Соседка впустила его в дом и стала рассказывать.
— Ой. Вы кричали так.. она кричала… мебель, падала… Вы… Владимир Петрович — женщина разволновалась и сочувственно на него смотрела.
— И?
— А потом приехал ваш сын, и вы ушли куда-то…
— Все? — тихо спросил он.
— Да.
— Вы простите меня. Я на Леру наорал..
— Да, ладно уж вы ж … расстроены чем-то я вижу. Может чаю? — предложила хозяйка.
— Тот махнул головой, мол, нет и, вышел. Он вернулся к себе в квартиру и набрал номер сына.
— Па? Ты где?– послышалась с другого конца провода.
— Я на кварте, приезжай — тихо и вместе с тем грозно ответил отец.
Владимир Петрович оглянулся. В квартире правда царил беспорядок, стулья опрокинуты, мятая постель, почему-то не заправленная, на полу груда разбитого стекла, посуда с остатками еды и свет, этот жуткий тусклый свет.
— Кровь? — он заметил красные пятна на полу. Подошел ближе и наклонился над ними…. Как вдруг он услышал чьи-то шаги, к нему кто-то приближался.. все происходило в доли секунды!. Он, хотел было обернуться, как получил сильный удар по голове…. Он упал, последнее, что он слышал, перед тем как потерять сознание, это то как кто-то вылетает с его квартиры и несется по лестнице в низ.
Его нашел сын.
— Па, Па. Папа, что с тобой! — он поднял отца с пола и усадил на стул. Голова была вся в крови, кровь попала и на одежду.
— Гм, сильно болит голова. Зайди на кухню, там в верхнем ящике таблетки, — изнывая от боли попросил Владимир Петрович.
— Да, па, — сын помчался на кухню. Когда он принес стакан воды и таблетку, Владимир Петрович попросил
— Рассказывай.
— Па, ну в общем… Ты ее убил..
При этих словах Владимир Петрович резко на него взглянул.
— Я пришел, я ведь знаю эту «точку», она в ванне мертва, ты спишь рядом, я не знаю, что ты пил и, в каких количествах, но вид у тебя был…!!!
— Я подстроил все с баней. Я не хотел..
— Мне можно — не смог он договорить сильно заболела голова.
— Нельзя,… в общем, в конце бани, ну там мы тебя пощелкали, чтоб было алиби. А девку отвезли в лес, ты говорил там серия, подробности убийства ты рассказывал, ну мы и разукрасили ей глаза маркером..
— Следы насилия, откуда у нее???
— Па, не мы! — твердо ответил сын.
— Не мы… — невольно буркнул Владимир Петрович и отвел взгляд в сторону. – А с чего мне ее..? – хотел он договорить – убивать… как изменился в лице — Стоп я помню… я кое-что вспомнил… мы сидим в бане и она… ее ведь зовут как Веру (сказал он это имя с нежностью.. да, да, она ведь – Вера Сизова.. и..) — он опять задумался, а дальше я не помню…
— Пап, что здесь было?
— Тут кто-то был, повесили чучело с надписью Вера Сизова… и когда я наклонился, он или она хотели покинуть квартиру, ну и огрели вот этой статуэткой…
-А почему они не сбежали когда я к соседке домой заходил… Значить меня хотели оглушить!
— Папа!! — Не дослушал сын, — ты понимаешь, чему ты себя подвергаешь!! Что происходит??
— Это давняя история сынок, ты иди, а я еще здесь побуду мне надо кое-что вспомнить…
— Ну, в таком состоянии тебя оставить…
— А в каком я состоянии? — он улыбнулся, было видно, что он успокоился, взгляд стал добрым — Иди сынок — добавил он — это моя история.
Сын вышел. Владимир Петрович, стал потихоньку наводить в комнате порядок. Он заварил на кухне кофе, вытер со стола, прибрал постель. Атмосфера вокруг стала лучше. Свернул скатерть со стола со всем недопитым и недоеденным и выкинул ее в мусорное ведро
— Ух, неужели я … тут он стал вспоминать…
— Вова, а что с тобой — он держался за голову, а она, женщина которой он так доверял, ходила вокруг него и что-то говорила, она что-то спрашивала… — а знаешь, как ей было? Когда тебя имеют сразу несколько мужиков, ты стоишь привязанная к дереву без трусиков, а рядом столько членов толстых упругих ты понимаешь, что скоро все это будет в тебе!!! Но это не так страшно, как рожи у этих членов – самодовольные сытые, грязные, небритые и ты чувствуешь, что ты как кукла, а потом придется брать в рот, а все это видит твой любимый мужчина… Ты представляешь как это Вова???!!!!!
— Тьфу ты!!! — крикнул он — Господи, неужели это все было? Неужели она меня так накачала? А зачем? — размышлял вслух он — Вера я ведь тебе так верил… А причем она к Сизовой?... Тьфу ты!!! О Господи — он подошел к балкону и открыл дверь.
«Значит и правда я ее. Такого я не стал бы терпеть.. хороший привет из прошлого! Ничего не скажешь… Что же делать? — он подошел к постели и снова вспомнил…
— Заткнись! Я ее любил. Ты ничего не знаешь ты кто? Вера ты кто?
— Я — она продолжал ходить вокруг него — Я Вера Сизова!
— Нееет. Ты не она ты такой никогда не будешь!!! Она была … — он перевел дыхание и подошел к ней ближе, схватил ее и повалил на постель.
— Нет, не надо!! Вова! Прекрати!!! Вова!
Он рвал на ней одежду ничего не слышав, ударил ее в челюсть, чтоб она не орала и вошел в нее. Секс примирил обоих, они успокоились. Владимир Петрович на время отключился. Он проснулся, когда почувствовал, как сосут его член.
— Вера, Вера, прости… Брось..
Она освободила рот
— А что сейчас было?
— Давай я тебя успокою, – она продолжила делать минет. Потом взяла бокал поднесла к члену и вскоре в бокал плеснула сперма — Владимир Петрович сладко застонал. Она встала, взяла бутылку виски «Джек Дэниелс» и налила в бокал со спермой. Выпила все это залпом.
— Давно не пила твой эликсир — прокомментировала она свой поступок.
— Я не пью виски Джек Дэниелс — единственное, что произнес он перед тем как снова отключится.
Потом они пошли в ванную. Он, разделся и сел, она пошла на кухню и принесла два бокала с шампанским.
— Держи любимый.
Он взял, а давай поменяемся бокалами?
— Нет, котик.
— А почему нет? — нежно спросил он.
— Нуу, это тебе — ответила она как-то взволновано.
— Нет, это тебе он поднес бокал к ее рту и стал заливать ей в рот.
— Вова не надо!!! — крикнула она, опять упираясь.
— А что й то галлюциногены?
— Вова прости!!
— Кто надоумил??? — он схватил ее, прижал к стене и вошел сзади. Дальше все шло по тому же кругу.
У него опять отключилось сознание, он ничего не помнил. Он вылез с ванны и почему-то задал один вопрос
— Вер, я давно уже с тобой встречаюсь, но я не знаю как твоя фамилия.
— Сизова — тихо ответила она, боясь, что что-то сделает не так.
Он схватил ее за ноги и потянул вверх, тело оказалось в ванной, брыкалась она не долго, он стоял и смотрел на то, что с ней происходит, а вскоре все закончилось и перед ним оказалась его женщина со стеклянными глазами в воде, последнее, что выражал ее взгляд — это был ужас.
— Стоп!!! Стоп!!! Стоп!!! Я вспомнил — он обхватил свою голову руками — там был еще кто-то.
Он вспомнил, как перед тем как он ее убил, он лежит на полу над ним склоняется Вера и еще какой-то мужчина, лица его он вспомнить не мог, но хорошо помнил его слова
— Чем ты его накачала?
— Галлюциногены, как ты и говорил, но он старый уже организм слабый, вот только трахаться мастер.
Он выпил бокал шампанского принесенного ей и потерял сознание…
Все это Владимир Петрович вспомнил… Вспомнил и ужаснулся. Единственное что он не помнил, когда появился этот мужчина, была тогда жива Вера или нет.
Он выбежал из квартиры, уже у подъезда набрал номер такси и стал ждать. Машина подъехала быстро. Он сел, глядя в темные улицы города, — он стал успокаиваться.
«Надо будет все-таки чего-нибудь выпить — пронеслось у него в голове. Они свернули по проспекту влево, пересекли еще одну улицу, это был знакомый маршрут, а потом поехали прямо.
— А чего так то? Там есть путь короче — поинтересовался Владимир Петрович.
— Там объезд — ответил водитель.
Они еще проехали минут двадцать, как водитель остановился.
— Вы позволите, я в киоск за пачкой сигарет.?
— Да, давайте, только не долго — ответил Владимир Петрович.
— Тут рядом — успокоил его водитель и вышел.
Прошло двадцать минут, а водитель так и не вернулся. Владимир Петрович стал нервно поглядывать из окна — никого. Он вышел и подошел к киоску — никого. И дело не в том, что не было никого вокруг, а в том, что и в киоске, в котором ярко горел свет — тоже было пусто. Полный киоск товара и никого. Он открыл дверь — никого! Он вернулся на трассу — никого. Перешел улицу, рядом находилась остановка — никого. В расположенных рядом с трассой домах не горел свет, а ведь было еще не поздно, он глянул на часы — самый пик 19,30. Люди дома смотрят телек. Плюс не проехала за это время ни одна машина… Ему стало страшно, страшно, как не было уже давно, наверно с детства, с детства он ничего не боялся. Он замер посреди дороги, не зная что делать,… а потом он побежал, он побежал оттуда что есть силы по трассе. Пробежав метров триста, он остановился. Казалось от такой пустоты слышно его дыхание, он огляделся, потом крикнул
— Вера прости — потом сильнее – Вера прости.
С ужасом он стал двигаться дальше, глядя по сторонам и повторяя одно и тоже — Вера прости, он заметил рядом с трассой несколько подсвеченных баннеров, он подошел к ним ближе — какая-то женщина на рекламном щите и надпись ниже крупными буквами «Вера прости» он отшатнулся, побежал дальше – на следующем баннере тоже самое, он подбежал к третьему баннеру, стоящему вдоль дороги тоже — Вера прости, и так было до тех пор, пока дорога была видна глазу.
С дикими криками он побежал оттуда, вскоре он увидел остановку, там стояло несколько человек, подъехал автобус, Владимир Петрович подбежал немного и успел на это рейс.



— Алексей Сергеевич? Я листаю дело, что я у вас забирал, а где расшифровка последних звонков этой как ее… Сизовой — Владимир Петрович пришел в себя за ночь, по крайней мере настолько, насколько это казалось возможным и ровно в 9.00 как всегда сидел в рабочем кресле.
— Владимир Петрович, расшифровка у меня, не успел положить, вы забрали дело — отвечал Алексей.
— Хорошо Леша, я понял — не дал он ему договорить, сбрось: по факсу, на ящик, как хочешь.
— Минуту, Владимир Петрович.
Он решил явно разобраться с тем, что произошло вчера, да и за последние дни тоже, Лиде он дал выходной, тем более она сама давно просила, плюс с таким делом надо побыть наедине. Расшифровка звонков вскоре пришла, но ничего не прояснила, был один загадочный номер, но похоже владелец выкинул симку.
«Нужно съездить допросить ее подругу, Наташа, что ли зовут» — подумал Владимир Петрович, — Может все таки не я ее… может этот мужик, я абсолютно не помню его лица, … ноги, в чем был одет, свитер, а лицо нет.. нет, не помню..»
Впрочем, вначале он решил разобраться с такси. Он набрал вчерашний номер, но вызов, который он делал вчера, не зафиксирован по каким-то причинам, водителя же, которого он описывал, в этом такси уже давно нет, но примечательным оказалось то, что его убили две недели назад при невыясненных обстоятельствах. Хотя, что толком он мог описать? Он видел его слабо, тем более был уже вечер.
— А проедусь ка я вот куда — проговорил он сам себе, надел пальто и отправился в то место, где водитель такси его бросил, выйдя за пачкой сигарет.
Он быстро сел в машину и вскоре был на месте.
— Стоп баннеры, — находясь уже возле того самого киоска, он круто развернул машину и поехал туда, где он вчера так долго кричал – Вера прости, пробегая мимо баннеров висевших вдоль всей дороги.
— А, что это такое? — спросил Владимир Петрович, он припарковал машину и подошел к одному рабочему, снимающему рекламный щит с баннера.
— Да к спектакль был Московский театр, драма — пояснил работяга — сам бы с женой сходил так… ех, такие бабки, вот скажи мил человек на кого рассчитано?
— Ну, — замялся Владимир Петрович — а что хороший спектакль?
— Дак мелодрама с элементами мистики — пояснил рабочий вытащив из кармана отвертку.
— Да? – недоверчиво переспросил Владимир Петрович.
— Там понимаешь, злодей подставил бабу, а сам погиб на охоте с друзьями, ну друзья живы в смысле, а вот он нет, его нашли повешенным.
— Понятно, понятно — закивал головой Владимир Петрович. Он призадумался и отошел в сторону.
Так вот ты чего от меня хочешь Вера? — подумал он. Владимир Петрович сел в машину и вернулся к тому табачному киоску.
— Я вас вчера видела, я то в туалет в кусты убегала — рассказала ему продавец, а парнишка тот, что Вас подвозил, он взял Данхил и ушел, но почему-то за мой киоск.
«Ну вот, слава Богу! Хоть у меня не галлюцинации» — промелькнуло у него в голове.
— Хорошо, мать спасибо — он кинул ей деньги за сигареты взял пачку и вернулся в машину. Весь оставшийся день он провел на работе. Поначалу было легко, проблема отступала, большая занятость: два совещания, звонки по работе, прокурор одного их районов приезжал, Владимир Петрович отвлекся, он реально обо всем позабыл, как не заметил, что остался один в кабинете. Вечер уже подступал, темнело за окном, он не стал включать свет, оставил на столе только включенную лампу, вернулся в приемную, клацнул кнопкой чайника и зашел в свой кабинет. Он открыл окно на проветривание и присел на подоконник.
— Может ты меня отпустишь, Вер, – стал он говорить вслух — Ну, зачем я тебе? Прости меня Вера, то, что я повторяю чаще всего, гм, столько лет прошло, я любил тебя Вера, женится толком после тебя так не смог. Виноват я, виноват, если б я знал, что так будет — звук в тишине раздавался жуткий, открытые двери, кругом темно, слышно лишь, как работает чайник в приемной, он один. Владимир Петрович вздохнул глубоко и продолжил
— Прости меня Вера, мне больше нечего сказать, если бы я знал, что там с тобой так, хотя может и можно было бы угадать.. нет нельзя! Миша конечно зверь и зверь редкостный, Вера, прости…. Тут раздался телефонный звонок. Владимир Петрович удивился, кто бы мог звонить в городскую так поздно, он прошел в приемную и взял трубку.
— Я тебя не прощу никогда! — прозвучал чей-то голос, говорила женщина, он отшатнулся от трубки, затем снова приставил ее к уху, — Ты знаешь, какого мне было? Ты знаешь, сколько ночей я провела бессонных!! Тварь!... А что ты молчишь Коля?
— Стоп, стоп, стоп! Какой Коля?!!! — крикнул Владимир Петрович, — какой Коля, вы куда звоните???!!!
— Ой — прозвучало с другого конца провода — просите я вас зря обругала, простите… Я видно ошиблась номером, простите еще раз.
— Ничего, ничего, вы назовите номер, по какому звонили.
Она назвала номер, и действительно ошиблась одной цифрой, Владимир Петрович тут же сел за комп и проверил, по этому номеру действительно числится какой-то Николай Кривошеев.
«Ничего себе совпадения» — он подошел к чайнику и налил себе кофе.
— А помнишь, мы гуляли по парку, ты была легко одета, я снял с себя куртку и правда чуть не замерз — тут он улыбнулся на душе стало легче — тогда еще дождь начался и мы выписывали по лужам такие счастливые, вдвоем по парку, не было никого… было здорово, ты знаешь, я часто вспоминал эту прогулку, а потом пошли в аптеку искать дождевик… а чего в аптеку? Не понятно… гм… и главное, что нашли ж! У меня с тобой так мало времени было…, не хотел я тебя никому отдавать … — слова разносились эхом, казалось по всей прокуратуре — Вера, так не хочется умирать…
Он замолчал, на какое-то время, его монолог был закончен. Стало тихо. Тихо и жутко, он закрыл окно, и в комнате воцарилась полная тишина, движение машин, шум с улицы перестал проникать. Ему понравилось это состояние — тишина, полный покой никто не беспокоит, нет никаких дурацких воспоминаний, он сидел, уставившись в одну точку, в темной комнате. Он даже замер, его дыхание стало тихим. На секунду пронеслась мысль
— Тишина? Покой? Все закончилось? Гм.
В следующую секунду он резко встал, накинул на себя пальто и бегло спустился вниз по лестнице.
Вдохнул свежий вечерний воздух, Огляделся по сторонам, достал из кармана брелок для сигнализации и открыл машину. Неизвестно какой силой его в такое время суток потянуло в лес на место трагедии. Он остановил свой внедорожник, включил передние фары и вылез из машины. Вскоре он нашел то место, на котором все и произошло
— Вера прости, значит вот здесь тебя — он постаял немного на этом месте, поводил фонариком по сторонам и тут на одном суку он увидел петлю!!! Рядом с ней стояла табуретка — он испугался, отошел в сторону, подом подошел ближе, на всякий случай он достал пистолет, оглянулся по сторонам никого!
— Ты так хочешь? А я тебе тогда увижу? Хорошо Вер. За Леху прости! — он подошел к петле, надел ее на себя и сразу заплакал навзрыд. Слезы текли рекой, он снял петлю, постоял немного, потом опять надел, потом снял и произнес — Я не могу Вер, видно духу не хватает… — слезы опять потекли рекой, он закрыл лицо руками и продолжал реветь навзрыд.
— И тут тишина. Ты знаешь Вер прям как у меня в прокуратуре — он улыбнулся сквозь слезы — Я… Вер.. я — к горлу подступал ком — Я.. Вер… я не хочу умирать. — Он оглянулся на свой джип, на свет от фар, снова залез на табуретку, накинул петлю, тугая такая, канат прочный, его ворсинки щекотали горло, слезы снова потекли рекой.
— Последнее Вер.. помнишь нашу поездку в Вену, представляешь, 1973 г, а мы в Вене тогда это была фантастика — он рассказывал это все взахлеб, жестикулируя, будто она была рядом и он не видел ее уже триста лет — все были не выпускные. А я для тебя сделал! — он сделал паузу, тяжело вздохнул — Ты права, за то, что я с тобой сделал, слезы опять потекли ручьем, он не мог говорить. В это время кто-то рукой отодвинул ветку на дереве, и показалось дуло пистолета с глушителем, раздалось два хлопка и табуретка под городским прокурором слетела.
Какое то время он упирался, все повторяя, Вера прости, но спасти сам себя он не смог и вскоре на том же самом месте появился новый труп......


Хотите узнать, что было дальше? Воспользуйтесь формой заказа на стр. http://muhin.net.ua/books
Или напишите письмо автору- http://muhin.net.ua/contacts


Друзья, на развитие проекта- Карточка в Приватбанке,
номер- 5457 0822 3208 7523 Алексей Мухин;

- Веб мани.
номер- Z237292200952

- Яндекс- деньги
номер- 410013998819230






Алексей Мухин





Вернуться Следующий